SIGNALIS

Материал из Posmotreli
Перейти к навигации Перейти к поиску
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
SIGNALIS
Обложка
Общая информация
ЖанрAction-adventure, Survival Horror
Год выхода27 октября 2022
Разработчикrose-engine
ИздательHumble Games
ПлатформыPC, PlayStation 4, Xbox One, Nintendo Switch
Режимы игрыОдиночная

SIGNALIS — инди-игра 27.10.2022 года. Примечательна нарочито примитивной графикой образца первой Resident Evil, чем-то похожим на эту же игру геймплеем с изометрией, кучей головоломок, нехваткой всего и вся, да и боевая система оттуда же. Но самое главное в игре — очень лихо запутанный сюжет, ради распутывания которого придётся прочесать всю игру вдоль и поперёк, вызубрить каждую строчку текста, и кое-что всё равно придётся додумать самому.

И до кучи: хотя игра выглядит, как приключение среди лавкрафтианского ужаса — это не совсем так. Это история о любви, сдобренная лавкрафтианским ужасом.

Сеттинг[править]

Мир игры — некая альтернативная солнечная система, в которой по названиям известно шесть планет: Буян, где над ядовитыми облаками парит имперский дворец; Винета, океанический мир-колыбель человечества, разорённый войной; Китеж, красная пустыня, удерживаемая имперским флотом; Рот Фронт — спутник местного аналога Юпитера, где до сей поры формируется климат; Хаймат, где расположена столица Нации (предположительно спутник местного аналога Сатурна); Лэнг — крайняя планета, где располагается шахтёрский комплекс «Серпински».

Местное человечество поделено на две фракции — Евсанскую Империю и Нацию Евсан. Фракции находятся в состоянии постоянной войны, ибо Нация откололась от Империи в результате некой революции (временные рамки всех этих событий неизвестны). При этом Нация изображена тоталитарным государством в худшем его проявлении: запрещено всё, что не разрешено, всеобщее стукачество, шпиономания (не на пустом месте, справедливости ради), допросы с пытками по любому чиху, каторжные работы с затрахиванием мозгов для всех неугодных, тупорылые пропаганда и коллективизм — в общем, стандартный джентельменский набор. Как дела обстоят в Империи — неизвестно, но вряд ли сильно лучше, раз случилась революция.

В игре довольно своеобразно развитые технологии — люди способны летать по своей системе без особых проблем, менять климат на планетах и создавать искусственную гравитацию, но всё еще в ходу радиосигналы, CRT-мониторы и кассеты с дискетами. Дело в уникальном феномене этого мира — биорезонансе. Что такое биорезонанс и как работают основанные на нём технологии — люди и сами толком не знают, его описания в игре художественные. По ним выходит, что это нечто вроде музыки бытия, которую формирует, искажает и с которой резонирует всё сущее. Те немногие избранные, что способны сознательно взаимодействовать с биорезонансом, могут управлять самой реальностью.

Такой силой, например, обладает Императрица, что и создала Империю, а так же Великий Революционер и его Дочь (правители Нации). При этом, если в Империи про биорезонанс известно, по всей видимости, достаточно широко, то вот Нация по какой-то причине максимально ограничивает информацию о нём, способности к биорезонансу считаются преступлением, и биорезонаторов изымают из общества — надо полагать, в какие-нибудь секретные учреждения, ибо продукты биорезонанса Нация очень даже использует.

Главное порождение биорезонансных технологий — так называемые реплики, представляющие собой созданных из плоти и металла человекообразных роботов, одушевлённых при помощи копирования нейронной структуры гештальта-основы (словом «гештальт» в SIGNALIS называют людей) в мозг реплики. От гештальтов репликам достаются многие черты характера — например модели «Ойле» любят собираться компаниями, любят петь и танцевать, а также внимательно следят за своей внешностью, так как их гештальт-основа была балериной. И эти прибабахи реплик необходимо если не поощрять, то хотя бы не мешать, иначе в реплике могут пробудиться воспоминания гештальта, что превратит мозг реплики в кашу из воспоминаний — в игре это называется деградацией личности.

Еще в Нации существует программа «Пенроуз». Это отправка небольших кораблей в облако Оорта на поиски каких-нибудь новых миров, пригодных для заселения или насыщенных ресурсами. Экипаж этих кораблей состоит из гештальт-офицера, который занимается навигацией, и реплики-инженера модели «Эльстер». Злая ирония в том, что эта программа — билет в один конец и предназначена больше для пускания пыли в глаза всем желающим, ибо корабль-разведчик нормально работает только восемь лет (после которых медленно но верно выходит из строя) из которых четыре уходит на полёт к облаку, так что вероятность найти что-нибудь стремится к отрицательным величинам.

Ориана Ён[править]

Фактически центральный персонаж, вокруг которого и пляшет весь сюжет, посему для понимания оного в первую очередь нужно разобрать её. Беловолосая и красноглазая девушка, чей отец неизвестен, а мать — Ирис — в своё время перебралась с Лэнга на Рот Фронт. Они жили в горах Рот Фронта, где Ирис работала радисткой. Такая жизнь в уединении привела к тому, что Ориана заинтересовалась искусством в целом — также стоит отметить, что в Нации дети обычно воспитываются не только родителями, а целым сообществом «добрых людей» под надзором блок-стража. В какой-то момент Камилла, сестра Ирис, задумалась о том, что Ориане следует получить нормальное городское образование, и Ориана перебралась жить к ней. Надо ли говорить, что отчуждённость Орианы изрядно подпортила ей жизнь. Одна из училок обратила внимание на то, что Ориана не проявляет интереса к общественной жизни, предпочитая ей художественные произведения, но это были цветочки. Ягодки пошли, когда Ориану начали прессовать сверстницы.

В свободное время Ориана подрабатывала в фотомагазине тёти и общалась с сёстрами Итоу — Изой и Эрикой, обитавшими в стоявшей по соседству книжной лавке. Благодаря им Ориане даже попала в руки запрещенная книга «Песнь Богов», поэтично описывающая сущность биорезонанса. Еще одним интересным событием была встреча с неким человеком, который, по факту, проверял, нет ли у Орианы способностей к биорезонансу. Как можно выяснить из записок, это был имперский шпион, который, проверив Ориану и убедившись, что она латентный биорезонатор, удрал с Рот Фронта.

С грехом пополам отмотав срок в школе, Ориана отправилась на военную службу, которая в Нации обязательна для всех. Аккурат перед началом службы Ориана находит фотографию, на которой запечатлены две девушки из военного подразделения с Венеты. Имя одной доподлинно неизвестно, а вот другая — Алина Сео — интересна тем, что почти один в один похожа на Ориану, отличает их только цвет волос. Военная служба окончательно добила Ориану — она попросту эмоционально выгорела. Образ Алины Сео с фотографии тоже не давал покоя — Ориана задавалась вопросом, какой была эта загадочная девушка и как сложилась её жизнь. Но больше всего Ориана мечтала наконец свалить от опостылевшей повседневности куда угодно, хоть к черту на рога, лишь бы её оставили в покое и позволили быть самой собой. Не найдя другого выхода, Ориана записалась в программу «Пенроуз».

Присутствие «Эльстер» на корабле оказалось для Орианы неприятным сюрпризом, но реплика не навязывалась Ориане, что беловолосую вполне устраивало. Вообще прикол в том, что для сохранения стабильности модели «Эльстер» с ней лучше всего взаимодействовать как можно реже и самое главное — ни в коем случае не пытаться с ней подружится. Но со временем Ориана банально заскучала на корабле (рекомендации по обращению с репликой она не читала, но едва ли бы они её остановили), и начала общаться с Эли — и вскоре это общение вылилось во взаимную любовь.

Но вся идиллия разрушилась на трёхтысячный день полета, в который появилось сообщение, что скоро корабль начнет ломаться и если ничего найти не удалось — значит не судьба, и всё, что можно сделать — лечь и сдохнуть. Ориана и Эли тянули время, сколько могли, но реактор корабля начал разрушаться, и девчата по полной огребли радиации — если Эли это кое-как переваривала, то Ориана со временем начала разлагаться живьём. В конце концов Ориана залегла в криосон — но перед этим взяла с Эли некое обещание.

Основные события[править]

Игра начинается с того, что Эли просыпается в отладочной капсуле. Корабль грохнулся на какую-то заснеженную планету, Орианы и её скафандра нигде не видно. Напялив второй скафандр и прихватив фотографию Орианы, Эли выходит из корабля, проходит через какую-то прямоугольную арку, находит здоровенную яму, в которую и сигает. На дне она обнаруживает тоннель, проползши через который Эли попадает в какую-то квартиру. Выделяются на общем фоне три предмета — дверь, за которой мерцает какой-то кроваво-красный свет, сейф, перемотанный цепью с тремя замками, и книга «Король в желтом». Когда Эли подбирает книгу, радиоточка в квартире оживает и передаёт три набора каких-то цифр, с лица Эли сползает кожа, обнажая металлический череп, и на весь экран всплывает образ какой-то девушки, окропляющей своей кровью какой-то узор, затем мелькает лицо Орианы, произносящей «Огромные ходы тайно проделываются там, где хватило бы обычных пор земных и рождённые ползать научаются ходить», «Вспомни наше обещание», «Проснись». Мелькает синий экран смерти, и…

И Эли, перезагрузившись, внезапно обнаруживает себя в туалете комплекса «Серпински» на Лэнге. Местечко выглядит заброшенным, но камеры наблюдения всё еще работают. Повсюду валяются трупы реплик «Ойле», причем некоторые из них выглядят кошмарно изуродованными. Внезапно Эли попадается полумертвая реплика «Шторх», которая советует Эли поскорее валить. Героиня невозмутимо показывает фотографию, на что «Шторх» отвечает, что если эта девушка здесь работает, то она должна быть где-то в шахтах.

Далее Эли находит в кабинете охраны пистолет, и очень вовремя, ибо один из трупов «Ойле» внезапно оживает и с диким криком бросается в атаку. Проскочив мимо, Эли входит в какой-то кабинет, где внезапно встречает Изу, замершую с ножом над искромсанным трупом реплики. Иза представляется, говорит что вокруг творится что-то несусветное, желает Эли удачи и уходит. На столе Эли находит записку, в которой Иза сообщает Эрике, что пришла её искать. Эли тем временем доходит до учебной аудитории, в полу которой зияет очередная дырища, в которую Эли, недолго думая, спрыгивает.

Этот этаж, заваленный трупами и барахлом оказался общежитием. Повсюду валяются записки рабочих, из которых становится понятно, что по комплексу ходит какая-то странная болезнь, протекторы отчего-то сильно нервничают, а в рудниках пропадают люди. Для полного счастья, в одной из записок некая Алина говорит, что уже несколько дней не видела Эли — вот только Эли понятия не имеет, кто такая Алина. А глянув в карман, Эли внезапно обнаруживает, что фотография Орианы превратилась в фотографию Алины Сео. Шатаясь по этажу, Эли находит на местной кухне зомби-реплику, шинкующую ножом огромный кусок плоти, а в углу кухни обнаруживается такой же кусок, только живой и будто бы дышащий. В одном из кабинетов оказывается живая и здоровая «Шторх», которая говорит, что станция находится на карантине и посторонним тут не место, реплика-командир «Фальке» заболела, её заместитель «Адлер» страдает ерундой, и всем только и остаётся, что ждать у моря погоды. Свистнув из этого кабинета пропуск Алины и пошарахавшись по этажу еще немного, Эли находит шкатулку с узором в виде бабочки на крышке, открывает её и обнаруживает там странный шестигранник под названием «Плита вечности». Взяв его, Эли опять видит образы — гора пульсирующей плоти, бронедверь с шестью шестигранными гнёздами, и радиостанция, та самая, где жили Ориана с мамой. Найдя там радиоимплант и открыв с его помощью очередную дверь, Эли опять обнаруживает себя в «Серпински». Но радиоимплант не исчез.

Найдя с помощью радио ключ-карту протектора, Эли пытается спуститься на лифте как можно ниже, но внезапно замок зажевывает карту, и лифт останавливается на третьем этаже. Этот этаж оказался медицинским отсеком. Пройдя по нему, Эли находит бронедверь, требующую пять ключ-карт. Разыскивая их, Эли находит в одной из комнат медицинский отчет, из которого следует, что у реплик и гештальтов болезнь развивалась одинаково — и симптомы подозрительно похожи на острую лучевую болезнь. Через пять дней гештальты умирают, реплики — как повезёт. Становится понятно, почему реплики превратились в зомби, но откуда болезнь взялась — пока неизвестно. В той же комнате Эли находит телевизор с видиком, включает его и внезапно обнаруживает себя в пустом вагоне метро, в котором сидит грустная Ориана. Когда Эли подходит к ней, свет на секунду гаснет, Ориана исчезает, а на её месте появляется один из ключей, который опять-таки материализуется в кармане Эли, когда та очухивается. В другой комнате Эли встречает ещё живую «Ойле», которая не хочет выходить, и заодно подмечает, что Эли кажется ей знакомой. В крематории Эли находит последний ключ и инфу о том, что упокоить зомбированных реплик можно только, если сжечь их дотла. Открыв таки бронедверь, Эли попадает в приёмный кабинет, в котором расположен внушительный пролёт. Сиганув вниз, Эли наталкивается на «Майну» — реплику, одетую в массивный бронескафандр. Лицо «Майны» мгновенно превращается в кровавое месиво, она хватает громадный плазменный резак и бросается в атаку. Подлавливая момент, когда забрало шлема поднимается, Эли убивает чудовище.

Когда «Майна» умирает, дверь комнаты внезапно распахивается, входит «Адлер», приветствует Эли и спрашивает, чем может помочь. Эли протягивает ему фотографию Алины, «Адлер» говорит, что она, вроде бы, работает на сём объекте… и внезапно спихивает Эли в шахту лифта, сказав при этом «Не стоило тебе возвращаться». Вырубившись, Эли видит воспоминание Изы от том, как она, поджидая свою сестру, бродит по школе и видит как три девки в противогазах бьют Ориану…

Очухавшись, Эли обнаруживает, что грохнулась на целую кучу трупов реплик «Эльстер». Сектор, в который она свалилась, оказался административным, состоящим из трёх этажей, и Эли решает, что лифт до шахт должен быть где-то тут. В одной из жилых комнат Эли обнаруживает очередную дыру в полу в которую и сигает. Внезапно Эли видит, как Иза ломится в кабинет «Фальке». К ней подходит «Адлер» и говорит, что командующая сейчас никого не принимает, но вдруг он сможет помочь. Мелькает образ потрёпанной фотографии Эрики, после чего Эли очухивается от наваждения. В очередном кабинете на Эли наваливается целая волна глюков, она видит четыре трупа, синхронно трясущихся в бешеных конвульсиях, и определив с помощью радиоимпланта, какой из трупов реален, пристреливает его. Это оказалась «Колибри» — особая реплика, способная усиливать биорезонансные сигналы «Фальке» и излучать собственные, тем самым помогая командующей промывать мозги персоналу. В том же кабинете висит картина «Остров мёртвых», в которой обнаруживается замочная скважина и Эли отправляется искать ключ. В центральном офисе Эли обнаруживает лежащую в коме «Фальке». Реплики этого типа отличаются огромным ростом, внешним сходством с Великим Революционером и его Дочерью, и оснащены мощным биорезонансным модулем, благодаря которому способны к телепатии и телекинезу. Посему эти дамочки являются командирами протекторов на рабочих объектах. Рядом обнаруживает дневник, из которого следует, что «Фальке» прошла через некие ворота, где встретила «красный глаз» заразивший её чужими воспоминаниями. «Кто эта беловолосая девушка? Почему я так хочу увидеть её снова? Почему она так проклинает меня?». Также «Фальке» сжимает в руках какой-то цилиндр с аудиозамком. Побродив по этажу, Эли узнает, что та самая картина атакует всех, кто на неё взглянет образом каменного острова. Найдя способ открыть цилиндр «Фальке», Эли обнаруживает там ключ от кабинета главы службы безопасности, где находит записку одной из «Колибри», призывающую присматривать за «Адлером», который что-то скрывает. Он внезапно забросил вести дневник, что для моделей его класса нехарактерно, а попытавшись порыться в его мозгах, «Колибри» обнаружила воспоминание о реплике «Эльстер» работающей на «Серпински». Записка утверждает, что «Эльстер» в этом комплексе отродясь не водились, но откуда тогда взялась гора трупов в шахте лифта?

Пробравшись в кабинет «Адлера», Эли находит его дневник. Сперва «Адлер» пишет, как нашел на складе какую-то конфискованную шкатулку, которая его заворожила. Потом жалуется, что без «Колибри» координировать подчинённых стало сложнее. Потом рассказывает, как видел сон о том, как имперский шпион тестировал Ориану на биорезонансные способности — в этом сне «Адлер» был тем самым шпионом, но не понял этого и посчитал воспоминанием своего оригинала. Потом вспоминает про то, как модель «Эльстер» инспектировала рудники, и тоже упоминает, что такие модели тут не водятся. Потом рассказывает, что сумел открыть шкатулку, но обнаружил там пустой блокнот, и что очень скучает по «Фальке». В итоге признаётся, что с каждым мёртвым сотрудником у него становится меньше головной боли, и что приспособил блокнот под дневник, ибо всю тетрадь исписал, а на новую денег нет, ибо все деньги «Адлер» продолбал на покупку какой-то понтовой перьевой ручки. Становится очевидно, что у «Адлера» поплыли мозги. В кабинете также оказалась та самая шкатулка.

Прогулявшись в библиотеку, Эли обнаруживает там уцелевшую «Колибри», страдающую от потери телепатической связи с товарками. Найдя книгу «Король в желтом», Эли находит в ней ключ от шкатулки. В шкатулке оказываются ключ-карта и еще один дневник. Поворчав на свою работу, и повздыхав по «Фальке», «Адлер» признаётся, что как будто переживает одни и те же события вновь и вновь, но они повторяются не полностью — что-то меняется, искажается, добавляется а то и вовсе пропадает. Он пишет, что что-то зовёт его в шахту и решает разобраться, что к чему. Прихватив карту, Эли отправляется в рудник. Во время спуска Эли опять видит чужое воспоминание — как «Адлер», с ружьём наперевес, охотится за Изой, говоря, что делал это уже много раз. Иза подкрадывается сзади, вгоняет «Адлеру» нож в глаз, тот роняет ружьё и падает в пропасть, после чего наваждение пропадает. В шахте Эли встречает «Майну» по имени Бео, которая говорит, что была бы рада чем-нибудь помочь Эли, но из-за сдохших приводов не может даже сдвинуться с места, а чинить нечем. Потом находит еще одну записку Алины, которая пишет, что никак не может найти Эли, и складывается впечатление, что её никогда и не было, весь персонал куда-то подевался, а протекторы дружно свихнулись. Спустившись на техническом лифте еще ниже, Эли встречает парочку из «Ойле» и «Шторх». Полумёртвая «Шторх» пытается успокоить рыдающую «Ойле», даже говорит, что вспомнила имя своего оригинала, но подруга на её слова вообще не реагирует. Эли доходит до еще одной шахты, закрытой здоровенной гермодверью, открывает её и быстренько юркает внутрь.

Эли обнаруживает себя на ночном берегу какого-то острова, подбирает записку «оно зовёт меня в море плоти, мы станем едины, но мне никогда не стать собой» и очухивается где-то в «Серпински». Называется эта локация просто «Нигде». Побродив по этому местечку, Эли находит металлический забор, на котором написано пространное предупреждение не входить, затем очередную дырищу в полу, но на сей раз образованную живой, пульсирующей плотью, и сигает туда. Там обнаруживается Иза, удирающая от твари, выглядящей, как шесть рук на четырёх ногах. Пока Эли гоняла химеру, Иза взводит уроненное «Адлером» ружье и убивает тварь, но вырубается от отдачи. Эли оттаскивает Изу в безопасное место, по пути замечая, что всё вокруг опутано биомассой. Найдя по пути шестигранник «Плита плоти», Эли выбирается на верхний этаж, обнаруживает, что забор исчез, а за ним находится что-то типа ванной, в которой отпечатался человеческий силуэт. Рядом ваяется блокнот с записью «Тюрьма, единственный выход из которой — смерть. Глубоко внизу в море плоти плавает сновидица. Красный глаз порождает новый мир из своего сна для вечности, и каждый раз, когда сновидица переворачивается во сне, мир переворачивается вслед за ней, пока не останется только плоть». Найдя флакон с аммиаком, Эли будит Изу. После обмена любезностями, Иза отдаёт ружьё. Обшаривая «Нигде», Эли собирает еще шестигранники, находит записку Алины, в которой та жалуется, что не знает, как здесь очутилась, и что её волосы белеют, а в голове поселились чужие воспоминания — иными словами, Алина превращается в Ориану, но почему?

Вскоре Эли добирается до двери с шестью шестигранными ячейками, открывает её, поднимается по лестнице и оказывается в сплошной пустоте ярко-алого цвета. На постаменте с аркой, такой же, какая была на заснеженной планете из пролога, сидит «Адлер». «Адлер» говорит, что оттуда никто не возвращался, кроме «Фальке» — которая вернулась больной и изменившейся телом и душой. Эли это не останавливает, и она идёт дальше по алому пространству, заваленному обломками каких-то черных колонн. По пути она видит кучу трупов других «Эльстер», видит колонну девушек, начинающихся с Алины Сео, которая постепенно превращается в Ориану, и похожую колонну версий себя самой, видит мерцающий набор образов непонятно чего, а затем обнаруживает на горизонте свой корабль. Эли пытается открыть люк, но у неё отрывается рука, она падает на «землю» и умирает.

История внезапно прыгает в тот самый злополучный трёхтысячный день путешествия, который начался безмятежно, но был испорчен сообщением о том, что дальше уже ничего нет и незадачливым первооткрывателям остаётся лишь умереть. Затем — прыжок к лежащему в красной пустоте трупу Эли, на который глядит Ориана. Появляется фраза «Ты помнишь наше обещание?». Эли внезапно просыпается на той самой заснеженной планете и заползает в корабль. Там она находит записки, в которых Ориана рассказывает, как гниет заживо из-за радиации от протекающего реактора. В комнате с криокапсулой Эли видит на месте капсулы пульсирующий шмат плоти, рядом с которым валяется труп боевой версии «Эльстер» — Эли заимствует у неё руку и броню. На месте капитанского мостика Эли видит очередную кровавую дыру, сигает в неё и оказывается на уже знакомом берегу, находит лодку, её операционка перезагружается, Эли опять оказывается в туалете «Серпински», который уже начал превращаться в биомеханический кошмар, сигает в очередную яму. Эли видит мутировавшего «Адлера», причитающего, что «Фальке» выглядит так, будто её разобрали и собрали снова, причем абы как, слышит слова «Я снова стала единой. И я ненавижу всех и вся. Возможно, это и есть ад.» видит искалеченное лицо какой-то девушки и внезапно оказывается где-то на Рот Фронте.

Оглядев пока нерешаемую головоломку, Эли отправляется в путь. Таинственная зараза добралась и досюда — повсюду бродят зомби, и биомеханический кошмар потихоньку подъедает пространство. В кабинете местного начальника охраны Эли находит инфу, что где-то рядом находится книжный магазин семейства Итоу. Еще там есть предупреждение для охранника-«Колибри», что где-то в районе бродит шпион. В медицинском отсеке Эли находит характеристику Орианы — автор выражает беспокойство о том, что девчуля оказалась такой нестандартной. Эли находит карты таро, читает газеты, которые говорят о том, что Империя щемит Нацию по всем фронтам, видит отпечатавшиеся на стенах человеческие силуэты, и находит в очередном кабинете узор — такой же, какой Иза в прологе окропляла кровью. По краям этого узора отрисованы ячейки для карт таро. Разыскивая последнюю карту, Эли заходит в магазин Итоу, где встречает Изу, причитающую, что не могла найти Эрику, что её больше нет и у Изы не осталось сил что-либо делать. Иза видит Эли, тянется было к ней, но внезапно начинает разлагаться, за пару секунд превращаясь в лужу черной жижи. В комнате обнаруживается поминальный алтарь с фотографиями Изы и Эрики — получается сестры уже давно умерли. Вернувшись к узору, Эли укладывает карты в нужном порядке, включает инфракрасную лампу, запоминает положение высветившихся символов и спешит к той некогда нерешаемой головоломке.

После решения, в головоломке открывается тоннель, ведущий в ту самую квартиру из пролога. Эли подбирает книгу «Король в желтом», открывает дверь и оказывается в квартире Камиллы, тёти Орианы, обшарив которую Эли выходит в другую дверь и попадает в какой-то коридор. Сперва ей попадается записка от «Адлера», где тот рассказывает о том, как попытки подавить болезнь провалились, и в итоге «Адлер» убедился, что это была даже не болезнь а деградация самой реальности, и что они действительно переживали один и тот же день, но на каждом витке что-то изменялось. Чуть дальше лежит записка от «Фальке», которая описывает своё путешествие по красной пустоте, и заражение памятью Эли, которую «Фальке» уже не может отличить от своей. Еще дальше — очередная записка от «Адлера», в которой он просит Эли отступиться, говоря, что она уже много раз пыталась, но всякий раз обламывалась и делала только хуже. И наконец — опять записка «Фальке», в которой она вспоминает тот злополучный трёхтысячный день, говоря, что воспоминания о нём стали для неё родными. За этим коридором находится кабинет «Фальке». «Фальке» пробуждается, говорит Эли что ей уже нечего ловить, что Ориана «никогда уже не станцует с нами, что бы мы ни делали», и бросается в атаку. Эли убивает «Фальке» её же копьями и вновь оказывается у входа в красную бездну, где её встречает «Адлер», говорящий, что если Эли продолжит эту канитель, то мир расползется по швам. Он вонзает было в Эли нож, но та успевает его пристрелить, вытаскивает нож из глаза, топает по бездне к кораблю и заходит на борт. Пройдя по кораблю, поглядев на труп какой-то из своих предыдущих версий, Эли заходит в комнату с криокапсулой, где лежит еле живая Ориана.

Концовки[править]

Их в игре четыре. Первые три зависят от каких-то не до конца понятных факторов в целом, и рандома в частности.

  • Обещание: Эли подходит к капсуле, Ориана просыпается и умоляет колеблющуюся реплику наконец покончить со всем. Эли, глотая слёзы, душит Ориану, ложится рядом с капсулой (аккурат в ту позу, в которой лежала её предыдущая версия рядом с превратившейся в шмат плоти капсулой) и умирает.
  • Воспоминание: Эли также будет Ориану, но Ориана не узнаёт её. Эли просит ей позволить побыть рядом, укладывается рядом в ту же позу и засыпает. Ориана в ответ гладит её по голове.
  • Бегство: Эли не решается зайти в комнату с капсулой. Она вылезает из корабля, и вместо красной пустоты видит ясное утреннее небо, песчаный берег и спокойную прозрачную воду. Эли умоляет Ориану простить её за нерешительность, и бредёт, куда глаза глядят, пока наконец не умирает.
  • Артефакт: секретная концовка, дойти до которой самостоятельно можно только, если прийти к просветлению (или обдолбаться чем-то очень мощным), сонастроиться со вселенской музыкой сфер и прозреть замысел разрабов. И это не шутка. Нужно в трёх конкретных комнатах поймать определённые радиочастоты и с помощью сторонней программы записать услышанный радиошум, а затем найти в интернете дешифровщик, который переведёт этот радиошум в картинки, на которых нарисованы комнаты из игры. В этих комнатах нужно будет отловить те же самые радиочастоты, и, держа радиоимплант включенным, на ощупь найти ключи — в каждой комнате по одному. Причем появляются эти ключи Любви, Вечности и Жертвенности только на втором прохождении. Затем, на Рот Фронте, попав в квартиру, нужно отпереть тот самый сейф с тремя замками и ввести числа — те самые, что радиоточка передавала в начале игры. В сейфе обнаружится горшок с лилией — взяв его, Эли окажется в органической бездне. В центре этого места находится каменная плита, на которой лежит Артефакт — странный, переливающийся бело-голубым светом кубик — а вокруг стоят шесть постаментов, рядом с пятью из которых лежат трупы других версий Эли. Эли ставит горшок с цветами на свободный постамент и тоже умирает. Появляется надпись «Тайна этого бога завершена, как она возвестила об этом своим слугам, пророкам.» Вновь показывается красная пустота и лежащий в ней корабль — но в этот раз оказывается, что на корабль пристально смотрит красный глаз. А там, в корабле, наконец-то воссоединившиеся Эли и Ориана безмятежно танцуют под музыку — ту самую, под которую они танцевали на злополучный трёхтысячный день путешествия.

Что же произошло?[править]

Вопрос, на который игра не даёт прямого ответа, и именного его нужно додумать самому. Всё, что написано ниже — в первую очередь догадки.

Главное, что нужно отметить — что хотя в игре постоянно повторяется фраза «Вспомни наше обещание», при этом ни слова не говорится о том, что же такое Эли пообещала Ориане. Легко предположить, что это что-то типа «Убей меня», но не факт. Вполне возможно, что это и что-нибудь вроде «Останься со мной до конца». Можно заметить, что в игре часто повторяется цифра шесть — шесть шестигранных ключей от двери в «Серпински», шесть карт таро на Рот Фронте, да даже до Артефакта Эли пришлось добираться шесть раз. Учитывая цитату (про поры земные) из рассказа Лавкрафта «Праздник» — где говорится об общине существ, что постоянно повторяют некие ритуалы, не понимая, зачем и почему — можно предположить, что Эли толком не понимает, что она делает, и даже не помнит, зачем именно.

Очевидно, что Ориана и Эли умерли на корабле, но предсмертные страдания Орианы пробудили её силу, и Ориана, умерев телесно, продолжила жить в некой духовной форме. Тот красный глаз в секретной концовке — это, собственно, сама Ориана и есть. Но Эли, по какой-то причине, не смогла последовать за Орианой, и просто забрать её душу тоже не получилось. Тогда Ориана, используя свою силу, начала изменять реальность, создав спираль (именно спираль, а не кольцо) событий, в которую она заманивала реплики «Эльстер», в которые подсаживала душу Эли, гоняя её по этой спирали вновь, вновь и вновь, пока Эли наконец не осознает, что к чему и не сделает всё правильно. Именно это превратило «Серпински» и жилой комплекс на Рот Фронте в биомеханический кошмар — в частности, симптомы «болезни», как уже было сказано, были аналогичны симптомам лучевой болезни, от которой и умерла Ориана — но беловолосую не волновали судьбы тех, кто угодил в этот трындец. Воспоминания Орианы также просочились в эту спираль, то забрасывая Эли в места из прошлого, то напоминая о каких-то событиях — иными словами, спираль можно назвать реальностью, на которую наслоился сон Орианы. Не совсем ясно, правда, что тут делала Иза — как и то, была ли это душа Изы, захваченная Орианой, или это лишь двойник — но можно предположить что Иза была подсказкой для Эли, долженствующей намекнуть реплике, что она и Ориана давно умерли, и всё гораздо сложнее, чем Эли себе думает.

Не вполне ясна и роль Алины в основном сюжете. Понятно, что Ориана превращала её в свою копию — но неизвестно, осознанно она это делала или нет, понятно только то, что судьба занесла Алину на Лэнг, хоть и неизвестно каким ветром. И вполне очевидно, почему она превращалась в Ориану — как-никак, Алина — точнее даже, её образ с фотографии — в своё время занимала все мысли Орианы.

Роль Артефакта также не ясна. Понятно, что именно его нашли шахтёры с «Серпински», и логично предположить, что это какой-то биорезонаторный механизм неизвестного типа — но чем именно он послужил, и почему именно до него Эли пришлось добираться шесть раз? Возможно Артефакт был вратами и маяком, через который Ориана и изменяла реальность — тогда логично предположить, что Артефакт вёл прямо к Ориане, чем бы она теперь ни являлась, а вот почему Эли пришлось добираться до него шесть раз — сказать нельзя. И лишь преодолев все испытания, всё осознав и сумев разорвать свою связь с недремлющим миром, Эли наконец смогла уйти к Ориане в их личный рай, где над ними не властно даже время. То, что это место выглядит, как их раздолбанный корабль — девчонок не волнует, ибо им уже всё не важно.

Тропы и штампы[править]

Примечания[править]