Отблески Этерны

Материал из Posmotrelisu
Перейти к навигации Перейти к поиску
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Reflections Of Eterna. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.

Отблески Этерны — многотомный роман Веры Камши в жанре исторического фэнтези, спорная попытка дать читателю что-то вроде «русского Мартина». Сразу после старта был довольно популярен, да и сейчас имеет множество фанатов. В январе 2022 года наконец-то вышла экранизация в виде сериала.


Список книг[править]

  • Пламя Этерны (повесть-приквел)
  • Красное на красном (2004)
  • От войны до войны (2005) (вместе с "Талигойской балладой" в прологе)
  • Лик победы (2005)
  • Зимний излом:
    • Из глубин (2006)
    • Яд минувшего (2007)
  • Сердце зверя:
    • Правда стали, ложь зеркал (2008)
    • Шар судеб (2009)
    • Синий взгляд смерти:
      • Закат (2011)
      • Полночь (2012)
      • Рассвет (5 томов) (2017-2019)
      • Ветер и вечность:
        • Предвещает погоню (2021)
        • Песня четырёх (готовится)
        • Солнце над башней (готовится, должен стать финальной книгой всей истории)

Отдельным пунктом идут повесть "Белая ель" (уже не столько приквел, сколько спин-офф с объяснением кэртианской мистики) и рассказ "Записки мэтра Шабли".

Суть[править]

Имеется, значит, королевство Талиг, сплошь окруженное врагами и неприятелями. У королевства имеется крутой генерал Рокэ Алва, который выигрывает им все войны. Раньше выигрывал его отец, это у Алвов наследственное. Все плохиши, понятное дело, завидуют и хотят Алву выпилить. Но он неописуемо крут, поэтому не выпиливается. Наоборот, он всех выпиливает, например, Эгмонта Окделла, отца Ричарда Окделла, он выпилил.

В заграницах, в городе Агарис, прокисает наследник предыдущей свергнутой династии принц Альдо Ракан. Гоганы ему предлагают продать право первородства за талигский престол, и он соглашается, потому что больше продавать нечего. Гоганы дают денег и обеспечивают дипломатический промоушен. Весной государство Кагета нападет на южные провинции Талига, это вызовет бардак и голод, на волне всеобщего недовольства можно будет брать столицу.

Ричард Окделл, весьма незамутненный юноша, поступает к Рокэ Алва на службу оруженосцем (кроме Алвы, брать на службу сына опального герцога никто не захотел).

И все заверте…

Мир ОЭ[править]

Карта мира

События книг происходят на планете под названием Кэртиана, являющейся частью некоего Ожерелья Миров — мультиверсума, на который снаружи покушается Чуждое, а изнутри грызут Раттоны. Охраняют населённые миры бессмертные воители, которых зовут Одинокими. Некогда это был целый орден, но после катаклизма, причины которого неизвестны и, судя по всему, уже никогда не станут известны, их осталось раз два и обчёлся. Чуждое наступает, Раттоны пакостят, глупые людишки ни о чём не знают, а Одинокие ничего не могут с этим поделать. Тлен, мрак и печаль.

Сама Кэртиана была создана четырьмя богами-братьями, после сотворения мира ставшими Одинокими (тогда они так ещё не назывались) и погибшими в ходе того самого непонятного катаклизма. Звали их Лит (Рох), Унд (Олиох), Астрап (Флох) и Анем (Вентох). Первый заведовал камнями и землёй, второй отвечал за моря и океаны, третий за молнии и огонь, а четвёртый был связан с ветром и воздухом. Какое место в данной картине мира занимает Создатель aka Кабиох, непонятно. Он то ли был отцом Четырём, как полагают гоганы (СФК евреев), то ли врагом, во что верят эсператисты. Правы, похоже, гоганы.

Как бы то ни было, перед уходом, Четверо оставили людей-наследников, от которых пошли нынешние герцогские рода Алва (ранее — Борраска), Окделлов (Надореа), Эпине (Марикьяре) и Приддов (Пенья), а также высший род Раканов, которым заповедали править миром в отсутствии Четверых.

На Кэртиане есть четыре континента: Золотые Земли, где происходят все события книг, Багряные Земли, неоднократно упомянаемые, Седые Земли, откуда сбежали вариты, и Бирюзовые, о которых неизвестно ровным счётом ничего, а также крупный Полуденный Архипелаг где-то на юге.

Когда-то почти все Золотые Земли занимала Золотая Анаксия, которой правили Раканы и Четыре Великих Дома, но постепенно на континент приходили и новые народы. На севере высадились воинственные агмы и вариты, бежавшие с замёрзших Седых Земель. На востоке окрепло Сеймурское Царство. Затем, в результате крайне грязной дворцовой интриги, погибли анакс Эридани Великий и его брат Ринальди Ракан, а заодно едва не была разрушена столица. Оставшийся в живых слабый и больной Эрнани Ракан отрёкся от поклонения Четверым, принял эсператизм и превратил Золотую Анаксию в Золотую Империю.

Это и стало началом конца. Эсператисты подгребали под себя всё больше власти, сжигая несогласных на кострах, окраинные провинции бунтовали и отделялись, вариты на севере создали мощное государство Дриксен и теснили имперцев, где могли. В конце концов, империя стала называться просто Талигойей и превратилась едва ли не в самое захудалое королевство континента.

Всё изменил бастард незначительного марагонского герцога Франциск Оллар, во главе армии наёмников и авантюристов захвативший Талигойю и превративший её в могучее государство с сильной армией и свободной от влияния церкви культурой. На момент начала повествования Талиг приходит в упадок, враждебные государства собирают силы, а враги внутри Талига плетут заговоры.

Государства Золотых Земель:

  • Королевство Талиг — помесь ужа с ежом, королевство, сочетающее в себе смешанные, но не взболтанные черты Англии, Франции, России, Германии и Испании, да ещё и немножко Италии в Рафиано.
    • Эпинэ — центральная провинция Талига, срисована с Франции. Вплоть до любви жителей Эпинэ к чесноку.
    • Надор — срисованная Англия, настоящее захолустье.
    • Придда — срисованная Германия.
    • Кэнналоа — одна из богатейших провинций Талига, срисованная Испания. Производит лучшие вина и лучших полководцев в Золотых Землях. Имеет тесные связи с Багряными Землями.
    • Марикьяра — остров рядом с Кэнналоа, считается владением герцогов Алва. Здесь базируется почти весь талигойский флот и именно отсюда набираются почти все талигойские моряки. Да чего там, вообще все.
    • Вараста — некогда заброшенная из-за чумы провинция, вновь заселённая 400 лет назад. Главная житница Талига.
    • Бергмарк — формально независимое маркграфство, на деле же — протекторат Талига. Бергеры приходятся родичами варитам и люто их ненавидят, причём взаимно.
    • Ноймаринен — пограничная территория, почти полностью милитаризованная. Главная преграда на пути лютого вторжения в Талиг с севера.
    • Южная Марагона — то, что осталось от Королевства Марагов после того, как по нему прошлась Дриксен. Вступили в состав Талига, чтобы избежать геноцида.
  • Кесария Дриксен — ряженые под Пруссию, главные противники Талига на севере, населена варитами. Имеют весьма сильные армию и флот, что не мешает им регулярно проигрывать талигойцам вообще и Алва в частности. Тем не менее, некоторые дриксенцы стали протагонистами в поздних книгах.
  • Королевство Гаунау — второе по силе и важности государство варитов, извечный союзник Дриксен в борьбе с Талигом. Считаются куда более дикими и нецивилизованными, нежели дриксенцы. Точно культурный шаблон определить сложно, но ближе всего, пожалуй, будет Швеция.
  • Королевство Кадана — тоже вариты, только труба пониже и дым пожиже. Вечно ходят в подчинении то у Дриксен, то у Талига.
  • Агарис — добро пожаловать в Ватикан! Город-государство на морском берегу, управляемое Церковью Ожидания. Задыхающийся застойник лицемерия, религиозного фанатизма и интриг (в экранизации застроен пирамидами, срисованными с гискарских, что намекает). За свою историю разрушался почти до основания несколько раз. Один раз — сюрприз! — талигойской армией во главе с Рамиро Алвой Младшим.
  • Королевство Агария — кэртианская то ли Австрия, то ли северная Италия. Последние 400 лет только тем и занято, что получает люлей то от Талига, то от Алата. Вопреки названию, не имеет никакой власти над Агарисом (Несвященная Неримская Неимперия, да-да-да).
  • Герцогство Алат — местный аналог Венгрии. Раньше был провинцией Агарии, но отложился благодаря вмешательству Талига в ходе Двадцатилетней Войны.
  • Герцогство Ургот — небольшое, но богатое государство, живущее в основном торговлей.
  • Фельп и Бордон — вечно грызущиеся между собой торговые города-государства, СФК средиземноморских аристократических республик типа Венеции и Генуи. Управляются дуксами/дожами.
  • Кагетская Казария — Речь Посполитая в худший период феодальной раздробленности c некоторыми грузинскими деталями (фонетика у них уж точно неславянская). «У себя в огороде шляхтич равен воеводе».
  • Холтийское Канство — монголы и этим всё сказано. Иногда набегают на Кагету.
  • Нухутский Султанат — очевидно, срисованы с арабов.
  • Улапп и Ардора — два небольших союзных Талигу герцогства и источник дешёвых наёмников для талигойцев.
  • Норуэг, Флавион, Йерна, Ар-Рияк, Газарея — государства, о которых сказано всего два слова, а то и вовсе не сказано ничего

Критика[править]

Главная проблема цикла в том, что, начавшись живенько и доставив годное количество интриги и динамики, он в дальнейшем скатился в полное УГ. Самые интересные персонажи погибли, самые жгучие интриги заглохли, на передний план повылезали вчерашние статисты, которые, увы, ничего лучшего, чем прежние герои, не показали. Половина развешанных по стене ружей сделала «Пшшшшик!» вместо «Бабах!», и, в общем… авторы, не надо так. [1]

Сюжетные элементы и штампы[править]

  • А он вовсе не такой! — это в конечном счете выясняется обо всех исторических персонажах и о половине современных. Однако частенько откровением это оказывается лишь для незамутнённого дурачка Дикона, а остальные всё знали и так, но, видимо, не сочли нужным ему об этом рассказать.
  • Анакосмизм — король носит имя Франциск, а одна из героинь — Франческа, хотя в Кэртиане отродясь не бывало Франции. Одну из второстепенных героинь зовут Кончита. Полная форма имени — Консепсьон, сиречь Зачатие (непорочное). Откуда такое имя в мире, где не было христианства? Тот же вопрос по поводу улицы Данунциато в Фельпе. Что в переводе значит улица Благовещения.
    • Обоснуй — имена имеют более прямолинейный смысл. Корень «франк» означает «свободный», «Консепсьон» — просто зачатие, например, долгожданное или «чудесное» в более приземленном смысле (у уже пожилых родителей, скажем), Благая Весть могла быть в честь понятного местным хорошего события.
  • Асексуальность — самая красивая героиня саги, Селина Арамона, давит в этом отношении педаль в земное ядро.
    • Что не помешало ей выйти замуж и чин-чином консуммировать брак.
  • Бастард — Франциск Оллар, а также Раканы, которые на самом деле не Раканы, а внебрачные потомки Приддов. А также Ариго, кроме Жермона, дети его учителя-гувернера. Хотя формально бастардом является именно Жермон, так как его родители поженились, когда мать уже была тайно замужем за гувернером. Вообще, ближе к концу цикла все больше и больше персонажей оказываются не того рода, к которому они принадлежат де-юре — в особенности это касается представителей старой знати.
  • Билингвальный бонус — кто знаком с языками народов, чьи СФК представлены здесь, не раз и не два словит дополнительных лулзов. Больше всего упёрто из испанского (многие реалии — адуана, кансилльер, тессорий, экстерриор — с него просто транслитерированы[2]), но и остальные не обойдены вниманием.
    • Касера (крепкий спиртной напиток, аналог водки) по-испански значит «домашняя». Самогонку они там глушат, одним словом.
    • Кэцхен (они же эвро, ведьмы-элементали ветра, подружки Вальдеса) по-немецки буквально «котята» (Kätzchen), а их родина Хексберг, собственно, «ведьмина гора» и есть. Катершванц буквально — «хвост кота», Фельсенбург — «крепость на скалах», адмирал Кальдмеер — «холодное море», в придачу у него ещё и прозвище «Ледяной».
    • Линеал (линкор) много откуда можно перевести как «линейный»… только не во флотском, а в математическом смысле.
      • Ну, вообще-то разницы никакой. Линейные корабли были названы так именно потому, что вели бой, выстроившись в линию.
    • Тинта (скверное креплёное вино вроде «трёх топоров») — от испанского tinto, что попросту красное вино и означает.
  • Большой начальник — адмирал Рамон Альмейда возвышается над подчинёнными как грот-мачта. То же и капитан Зоя Гастаки, только не в высоту, а в ширину.
  • Верность до конца — фок Фельсенбург, спасший от виселицы адмирала Олафа Кальдмеера. И, конечно же, Рокэ Алва! Хотя тут дело не столько в верности Ферндинанду, сколько в клятве на крови, нарушать которую мягко говоря не рекомендуется.
    • Также — Ричард Окделл по отношению к Альдо Ракану. Оставался верен ему до конца, даже когда от короля отвернулись ранее делившие с ним все тяготы близкий друг и родная бабушка. А после смерти Альдо Ричард оказался единственным, кто был способен сказать о нём что-то хорошее. В случае с предыдущим эром — Рокэ Алвой — троп отыграть у Ричарда не вышло (что, учитывая отношение автора к каждому из этой парочки далеко не ангельский характер Первого Маршала и его крайне своеобразное поведение с оруженосцем, а также то, что Ричарда к предательству долго и упорно подталкивали заинтересованные умелые интриганы, неудивительно).
  • Вундервафля — способ, которым Алва выигрывает все сражения.
    • Не все. Горная крепость и разгром Гастаки — да, а вот Ренкваха и Дарама — за счёт неожиданных манёвров.
      • Да нет, «летучая артиллерия» — это вундервафля и есть.
  • Выкинули на мороз — Марианну, Наля, Айрис и младших сестер Дика, Мирабеллу, Эйвона Ларака, Альдо, Курта Вейзеля, Норберта Катершванца, Левия… десятки их!
  • Глупый король — Фердинанд, но в дальнейшем он раскрывается скорее как хороший парень. Его папаша Франциск II из той же оперы, только при нём ещё и злая королева.
  • Гордая и воинственная раса — мориски и бириссцы.
  • Горы и горцы — народы Сагранны.
  • Диссонирующее спокойствие — семейство Приддов.
  • Закадровый момент крутости — победа Алвы над мятежниками Эгмонта Окделла при Ренквахе.
    • При этом, доёбка на оригинальном посмотрельнике, по поводу «не проявлял себя» — максимально странная и явно из разряда «была бы мышь, а лопата найдётся»: генерал Алва отдаёт распоряжение непосредственному подчинённому полковнику Савиньяку, дабы не нарушать командную иерархию и не говорить через головы. Робер, единственный уцелевший представитель знати, взял командование над, по сути, недобитками из феодального ополчения. Он вынужден стоять в одном ряду с пикой в руках и руководить лично, так как все приказы должен отдать «последний Эпинэ». Картина маслом: абсолютизм с особой жестокостью, крайним цинизмом и в полном соответствии с ходом истории — ломает об колено остатки феодальной вольницы.
  • Зловещий козёл — инверсия. Бакраны со своей козлерией — весьма героические товарищи.
    • Хотя ходит издревле по фандому шепоток, что отсталые народы, поклоняющиеся богу-козлу, мы где-то уже видели…
  • Злой канцлер — фактически, второе лицо государства — кардинал Сильвестр, имеющий в среде оппозиционной старой аристократии именно такую репутацию. Хотя на самом деле он просто крепкий государственник и клирик-прагматик. Должность же канцлера (точнее, на местный манер, кансилльера) занимает Август Штанцлер — и вот он как раз чистый троп: лицемер, манипулятор и явный оммаж Михаилу Самуэльевичу Паниковскому (наименование «старый больной человек» и некая связь с гусями намекают), причём среди многочисленных мучающих его хворей одна заслужила здесь отдельную статью.
    • Крепкий государственник? Если присмотреться ко всему, что кардинал творил, становится очевидно, что даже без всяких усилий Штанцлера и прочих гоганов Талиг с таким правителем рано или поздно пошёл бы… вразнос. Сознательно он зла действительно не хотел, не Тайвин какой, но результат от этого не меняется.
  • Идиотский сеттинг — вплоть до того, что одни и те же помещения в разных томах переезжают с этажа на этаж. Поначалу не очень заметно, но чем больше узнаешь про древнюю историю мира, тем больше хватаешься за голову. Почему древняя столица стояла буквально на входе в Преисподнюю и никому не пришло в голову отселить людей в другой город? Зачем вообще нужны Изначальные твари, почему их нельзя было выкинуть на мороз? Почему боги-творцы, уходя, не озаботились отлить в граните правила обращения с мирозданием для своих потомков? Чем они думали вообще, когда решили, что за нарушение кровной клятвы именно их потомками нужно наказывать именно разрушением их родовых земель? Вот не смертью самого нарушителя, а тысяч невинных людей, которые просто жили не в то время не в том месте? Почему любому другому, кто не потомок богов, подлость любого градуса сходит с рук? Если у самих богов была серобуромалиновая мораль, почему у созданных ими людей мораль в общем нормальная? Что такое скверна и откуда берется? И кто такие раттоны? Этот список вопросов может быть почти бесконечным.
    • На лестнице автор объясняет, что все получается так, как получается потому, что оставленный древними богами механизм давно разладился и разваливается на ходу. Логики происходящему это не добавляет.
    • Автор правки попробует дать ответы на некоторые из этих вопросов. Отселить в другой город со временем как раз в голову пришло, а поначалу место было вовсе не таким опасным, к тому же являлось неприступной крепостью. Изначальные твари были кем-то вроде злых сторожевых псов на цепи. Боги-творцы полагались на ясную память потомков — судя по тому, что то же заклятие Четырёх помнит спустя три тысячи лет даже няня Ричарда, не зря. Разрушение родовых земель — безукоризненно веский повод не становиться моральным вертихвостом, показывая достойный пример достойным людям. Почему тем, кто не является потомком, подлости сходят с рук — ну, во-первых, ещё в античности моральные требования к черни были гораздо ниже, чем к благородным особам, а, во-вторых, если вспомнить судьбу Люра, Альдо, Штанцлера… Не сказать, чтобы так уж всё с рук сходило.
  • Избиение младенцев (метафора) — сражение при Дараме. Да, Адгемар сильно подсобил Алве в своих стремлениях избавиться от неблагонадёжных подданных, и тем не менее, шесть тысяч талигойцев против ста двадцати тысяч кагетов — это чересчур. Впрочем, казароны фактически совершили массовое самоубийство, начав собирать золотые украшения с земли прямо в разгар сражения, а командовавший кагетами казарон Туххуп побил все рекорды тупости.
  • Католики плохие — в нашем случае эсператисты, хотя и не все. Ордена Чистоты и Истины откровенно злые, а «истинники» к тому же ещё и служат некой инфернальной силе, Ордена Домашнего Очага, Справедливости и Знания никакие, а Ордена Славы и Знания — пример как раз хороших и крутых католиков. Особенно Орден Славы.
  • Копиркин — Рокэ Алва с определённого ракурса сдаёт на Наполеона и на «палача Нидерландов» Фернандо де Толедо, герцога Альбу, своего практически однофамильца.
    • А из литературных прообразов яснее всех прочитываются лорд Ворт из романа Джорджет Хейер, капитан Блад, Оберин Мартелл и граф де Бюсси (присутствует переосмысление дуэли с миньонами).
    • Ричард Окделл. Ближайшая ассоциация — Дик Шелтон из «Черной стрелы». Даже уменьшительный вариант имени такой же (Дикон).
      • Позже, правда, моральное уничтожение персонажа дошло до того, что он перестал быть Копиркиным. Впрочем, все эти аналогии носят характер спекуляций.
        • Ещё более очевидные прообразы — Джейме Ланнистер и Теон Грейджой из «Песни Льда и Пламени» и Энакин Скайуокер (но не Дарт Вейдер!)
    • А вот то, что казар Адгемар срисован с экс-президента Грузии Эдуарда Шеварнадзе — это медицинский факт.
  • Корнет Шурочка — Робер Эпине увозит Мэллит из общины гоганов, переодев пажом и обрезав её роскошные волосы. Матильда Ракан с первого взгляда понимает, что перед ней девушка.
  • Королевства — хорошо, а республики — плохо — вольные города Фельп и Бордон, СФК Генуи и Венеции, суть республики, хотя и аристократические. При этом союзный Талигу Фельп в итоге попадает под власть единоличного монарха, а кормящийся с рук Гайифы Бордон так и остаётся догатом. Писательница свою позицию подсвечивает устами героев не раз и не два: «Нужно быть очень плохим королём, чтобы оказаться хуже очень хорошего Совета», «Королей следует поминать. Тот, кто этого не делает, рискует в один премерзкий день проснуться в республике, и хорошо если не дуксом».
    • Педаль в пол — Оллария, в которой захватившие её бесноватые учредили именно республику-дуксию.
  • Крутая лошадка — Моро, Соро, Сона и Дракко.
  • Крутая принцесса — Матильда Ракан, боевая бабуля (буквально) и вообще свой парень.
  • Крутое семейство — Алва, Савиньяки, Катершванцы.
  • Крутой в дурацком колпаке — Марсель Валме с накладным пузом, выполняющим роль дурацкого колпака, Добряк Юхан.
  • Крутой генерал — Лионель Савиньяк, в чине маршала лично ведущий гвардию в решающую атаку, Рокэ Алва, лично участвующий в артобстреле кагетского лагеря. Да и Жермон Ариго с Ойгеном Райнштайнером тоже.
  • Крутой дедуля — в этом сеттинге не только молодым дорога, но и старикам почёт: Ульрих-Бертольд Катершванц, Рудольф Ноймаринен, Вольфганг фок Варзов, Анри-Гийом Эпинэ (он, правда, является персонажем-призраком), Бруно Зильбершванфлоссе, Бонифаций с Матильдой Ракан.
  • Крутой король — Франциск Оллар в прошлом, Хайнрих Гаунау в настоящем.
  • Крутой инвалид — Бертрам Валмон, неходячий игрок в престолы. Вылечен шоковой терапией и теперь вместо паланкина ограничивается тростью.
  • Крутой падре — епископ Бонифаций и монах Пьетро.
  • Маленький гадёныш — Люцилла Арамона.
  • Ментор-дурак — Арнольд Арамона. Он же гнусный алкаш, отвратительный толстяк и вообще. Педаль в пол: довольно долго он должность ментора официально и занимал.
  • Могучий лев Яхве — Кабиох в религии гоганов.
  • Моральный горизонт событий:
    • Убиение Диком Окделлом беременной Катари. Многие полагают, что это было неудачное отравление Алвы ещё во второй книге. Либо где-то посередине между этими событиями: его служба Альдо Ракану, кульминацией которой стало Вынесение Алве смертного приговора.
    • Слово Божие, между прочим, гласит, что МГС наступил еще в первой книге, с неудачной попыткой убить покусавшую Дика крысу (!!!). Впрочем, больше похоже, что это троп Пнуть собаку: он служит лишь предзнаменованием того, каким законченным уродом окажется Дик. Хотя выбирать на роль «собаки» опасного вредителя — очень странный ход. Автор правки, некоторое время живший в деревенском доме с наглыми крысами, был в своё время изрядно шокирован тем, что, согласно мнению фэндома, в этом эпизоде присутствовала, оказывается, «мимими, крысонька», а не «опасная тварь, убить первым попавшимся под руку предметом».
      • Кажется автор вообще неравнодушна к этим животным.) Учитывая, что ручной крысой потом обзаводится один из самых симпатичных персонажей серии, и постоянно с ней невербально «сюсюкает». И все к тому к нему заходит в гости тоже в восторге от бегающей по столу твари(взрослые уличные крысы далеко не столь симпатичны как продающиеся в зоомагазинах)
        • Здесь возможен небольшой обоснуй, хотя скорее всего автор об этом не задумывалась: дело в том, что наши современные «дикие» крысы — это подвид, который называется «серая крыса», он происходит из Азии, и в позднем Средневековье вытеснил из Европы другой более мелкий и менее агрессивный подвид, «чёрную крысу», которые сейчас остались в основном в одомашненном виде. Так что в Золотых землях вполне может не быть «серых крыс» — только «чёрные».
          • Животное, спасённое от смерти и выращенное из крошечного детёныша, разумеется, будет ручным, а здоровенный дикий крысюк в спальне ни у одного нормального человека реакции «мимими» не вызовет — скорее, именно такую, как и у Дика.
  • Морда кирпичом — большинство представителей дома Волн и вообще севера Кэртианы, в особенности Валентин Придд и Ойген Райнштайнер.
  • Назван в честь близкого — Эгмонт Окделл назвал старшую дочь именем своей первой и единственной любви, на которой ему запретили жениться. Таким образом показывая всем, что жену он не любит и остался верен единственной женщине. Жена покорилась.
  • Назван в честь знаменитости — Альдо Ракан носит имя убитого «красными бригадами» итальянского премьер-министра Альдо Моро: вспоминаем, что персонажа как раз затоптал насмерть жеребец по имени Моро.
    • С другой стороны, если учесть, что он верит в свою избранность, в то, что одни люди от рождения выше и лучше других, во всевозможную мистическую белиберду, и планирует завоевательные походы ради возрождения Золотой Анаксии, то можно вспомнить, что его имя всего одной буквой отличается от имени «Адольф».
  • Невероятно клёвое проклятие — наложено на Алву: он не может умереть, пока его не предадут четырежды и не осудят неправо опять же четырежды. Алва этим вовсю пользуется.
  • Невысокий крутой — Никола Карваль.
  • Нервная гитара — непременный атрибут испанообразного героя-одиночки Рокэ Алвы
  • Офигенные герои — Рокэ Алва под настроение любит выступать в этом качестве для всяких там Диков Окделлов и не только.
  • Папа-волк — единственное положительное качество Арнольда Арамоны.
  • Полное чудовище — Айнсмеллер. Педаль в пол, придавленная камнем — то, во что он превратился после смерти.
  • Получился мерзавец — проще перечислить, из кого тут мерзавец НЕ получился. На фоне всех этих модальных удодов относительно прилично смотрится даже Робер Эпине — который всего-то навсего хотел организовать в стране массовый голод, чтобы подтолкнуть народ к восстанию против династии Олларов.
  • Потрясающий повар — гоганы как нация и Мэллит в частности.
    • Основателя рода Манриков — рыжего и произведённого в дворяне как раз из поваров — именно поэтому подозревали в гоганстве, но таки нет. А поцчему Первородный спрашивает?
    • А то, что гоганские мужские имена оканчиваются на -оль — не намёк ли на Балуоля?
  • Принцип Кицума — именно он довел цикл до нескончаемого унылого цугундера.
  • Прогнившая церковь — эсператизм.
  • Протестантизм — это круто! — учредив олларианскую церковь, король Франциск Оллар отсрочил конец света.
    • Хотя, если учесть, что в олларианстве глава государства одновременно является и главой церкви — намёк скорее не на протестантство вообще, а на англиканство.
      • Не обязательно. В протестантской Дании королева и сейчас стоит во главе церкви, в соседней Швеции так обстояло дело до 2000 года, а в Норвегии — до 2012.
  • Роман декабря с декабрём — Матильда и Бонифаций. И что-то подсказывает, что эта любовь будет счастливее, чем у большинства молодых пар.
  • Рыжий-бесстыжий — семейство Манриков, что, учитывая их высокое положение при дворе, не может не намекать на Чубайса.
  • Самоуверенный мерзавчик — Симон Люра. Обманул Манриков и Альдо, получив выгоду с обоих сторон, титул графа и маршальскую перевязь, а вот от Алвы никакая самоуверенность не спасла. Где-то здесь ошивается и Эстебан Колиньяр, изо всех сил корчивший из себя второго Алву, будучи при этом полнейшим ничтожеством. А уж среди Людей Чести данный типаж и вовсе через одного.
  • Серый кардинал — Сильвестр, фактический правитель Талига в первых трёх книгах цикла. Умер в конце третьей, и всё пошло кувырком.
  • Синие, как лёд, глаза — Рокэ Алва. И синий взгляд сестры смерти
    • У отравленных одним редким ядом они становятся именно такие.
  • Снежная королева оттаяла — Ирэна Придд, благодаря Жермону Ариго
  • Хороший парень — Герард Арамона, Арно Сэ, Эйвон Ларак, Реджинальд Ларак.
  • Хорошо, но плохо — Хороший изначально цикл был начисто загублен неудачным закосом под Мартина: убить двух героев, добавить трёх новых (в подметки не годящихся убиенным), повторить.
    • Дело даже не в закосе под Мартина, а в том, что автор начал слишком ориентироваться на фэндом и переигрывать по-иному то, о чём фэндом догадался, добавлять чёрной краски тем героям, которые нравились фэндому и не нравились автору и т. д.
      • Ну и неумение заканчивать эпопеи не красило ещё ни одного автора.
        • Именно поэтому давних читателей Камши пробило на искреннее «ха-ха», когда она выпустила статью «Как написать успешный фэнтези-эпик», где, в том числе, наставляла уметь заканчивать эпопеи и даже рассказывала, как это нужно делать.
  • Хроническое спиннокинжальное расстройство — Дик, Дикон, Дикуша…
    • Ну, Придды тоже как минимум не отстают (ибо опыт нескольких поколений-с), а то и обгоняют и без того невезучего Окделла.
  • Что за фигня, автор? — исправление первых книг при переиздании. Некоторые места довольно существенно редактировались, чтобы лучше соответствовать последним книгам. В частности Ричард Окделл теперь не просто упрямый дурак, он ещё и трус, непопулярен у дам и плохо пахнет. Автор, серьёзно?
  • Шизотех — изобретения Алвы. Кожаная броня, от которой отскакивают ядра — это сильно.
    • В книге не указана мощность пушек, но на гребные суда тяжёлые орудия обычно не ставились. А лёгкий гладкоствол образца 16-17 века, да к тому же бьющий не в упор, вполне может не пробить многослойную кожаную броню. Не пробивали же японские пушки корейские деревянные кобуксоны.
    • ЛОЛШТО? Галеры не могли позволить себе больше семи пушек, и стрелять могли только по курсу, это верно. Но вот уж этот недостаток они старались компенсировать калибром: самый малый калибр погонного орудия составлял 24 фунта, боковых орудий — 18 фунтов. Какая кожа защитит от такой молотилки? Шкура с задницы дракона?
  • Эгополис — Франциск Оллар, захватив власть, переименовал столицу Талигойи Кабитэлу в честь себя любимого. (Заодно переименовал и страну, но это уже не наш троп.) Впрочем, это переименование было сделано не из одного честолюбия — смена имени помогла победить едва не захлестнувшую столицу скверну.
    • Сменивший Олларов на троне Альдо Ракан повёл себя гораздо хуже, переименовав Олларию в Ракану. Он своими действиями, напротив, только открыл скверне дорогу.
  • Эпигонство замечено в адрес Мэтра с Кепкой, в основном в форме заимствования образов отдельных персонажей. Так, Рокэ Алва сильно перекликается с Оберином Мартеллом, Бертрам Валмон — с его братом Дораном, Альдо — с Визерисом Рхагатым и Джоффри, а Мэллит — с Сансой.
  • Эффект голубого щенка — представителям поколения, выросшего на сетевых баталиях, фамилия «Ракан» внушает обоснованное сомнение в компетентности её носителя.
    • Вообще-то, согласно признанию автора, данная фамилия изначально придумывалась в расчёте именно на соответствующие ассоциации. Так что тут обратная проблема: почему-то все века до Альдо никто и не подозревал, с чем так хорошо она рифмуется.
      • Ахаха, а Ракан-то у нас не Альдо, а Рокэ Алва.
  • Я хороший, мне всё можно — Альдо Ракан. Реально считает себя сакральным королем и спасителем отечества, при том что не умеет ни воевать, ни управлять страной, а умеет только подлости делать.
    • Под его тлетворным влиянием сползает в эту сторону и Ричард Окделл.
      • В последних томах этот принцип взяли на вооружение положительные герои. Перезаразить бешенством целый город, а потом истребить заразившихся? Убить колотушкой сумасшедшую — просто так, на всякий случай? Нет проблем!

Сериал «Этерна»[править]

Этерна
AeternaTV.jpg
Общая информация
ЖанрФэнтези
Страна производстваРоссия
Канал премьерного показаКинопоиск
Когда выходил20 января 2022 - н.в.
Сезоны1
Всего серий3
Длина серии123 мин.
В главных ролях:
Юрий ЧурсинРокэ Алва
Денис НурулинРичард Окделл
Павел КрайновРобер Эпинэ
Анар ХалиловАльдо Ракан
Валентина ЛяпинаМэллит
Сергей ГорошкоЭстебан Колиньяр
Сергей ГилёвОтец Герман

(link)

Трейлер экранизации

О создании сериала впервые было объявлено в 2020 году. Первую серию показали на «Кинопоиске» 20 января 2022 г. Это должен быть первый из трёх обещанных полнометражных фильмов по «Красному на красном».

Поскольку вышел ещё только пилот, судить, конечно, рано, но в целом, на вопрос «так получилось ли?», можно ответить словами «и да, и нет». Дальше — см. ниже.

Тропы и штампы в сериале[править]

Nota bene: всё, сказанное ниже, относится к пилотному выпуску, который с успехом показали на «Кинопоиске»… и через год удалили, дабы не создавал ненужную конкуренцию с остальным сериалом, который только снимается. Когда он выйдет, информацию по пилоту нужно будет вынести в отдельный раздел.

  • Аристократия из фольги — этим, в общем-то, и книга страдала, но фильм выжал педаль в Лабиринт: Робера все, буквально все, называют по имени и на «ты».
    • Ну, правда, эти «все» — друг-сюзерен, настолько близкий, что парашу из-под раненого выносил, его бабушка, которой в силу возраста позволительно, магнус, которому по сану дозволяется тыкать всем братьям по вере, и иноверец-гоган, у которых вообще своя атмосфера.
      • Вот из них право на это имеют ровно двое: Альдо и Матильда.
  • А ты не староват для школьника? — уже первые промо-фото унаров этим прямо-таки фонтанируют. С выходом пилота к тропу прибавилась ещё и Айрис.
  • Батальное порно и Костюмное порно — в этом плане сериал даёт прикурить «Ведьмаку» от «Нетфликса».
    • Впрочем, судя по отзывам, от «Ведьмака» к «Этерне» перешли по наследству и плевки по поводу отсебятины и неканона.
      • Батального порно нет и в помине — при всем уважении к происходящему на экране зритель наблюдает трехминутную свалку хорошо одетых реконструкторов двадцать туш на двадцать, да еще и на фоне пустых пейзажей. Это что угодно, но не троп. Зато костюмное порно удалось на славу, ведь сделав нормальные, очень близкие к историческим и красочные костюмы, легко переплюнуть Нетфликс с его доспехами из мошонки.
  • Бафос-нежданчик — поднимите руки, кто ещё взоржал после гневной фразы Эстебана: «Об этом обязательно узнает мой отец, капитан Арамона!» С другой стороны, не факт, что это прямо уж нежданчик — создатели и сами не стесняются сравнивать юного Колиньяра с другим известным фэнтезийным поганцем. Но, в любом случае, так ли уж нужна была эта отсылка именно в серьёзный драматический момент со смертью и кровищей?
  • Бонус для фанатов — Валентин Придд в ответ на обещание отца похлопотать, чтобы наследника взял в оруженосцы граф Рокслей, говорит: «Предпочитаю самостоятельно подниматься из глубин». При этом в сериале не упоминается, что «Из глубин» — родовой девиз Приддов. Что говорите? Не читали книгу, не знаете, что в Талиге знатность, богатство и власть по разным категориям проходят и не понимаете, с чего это сыну одного из знатнейших магнатов королевства вот прям надо в жизни вот прям подниматься вот прям из глубин? Ну… Не повезло вам.
    • Когда Робер открывает окно, там слышится женский голос, рекламирующий «лучшие лимоны в Агарисе» — строго по книге.
    • И то, чего так ждали фанаты Канцлера Ги — в саундтреке таки использовали её «Тень на стене».
  • Визуальная отсылка — первые кадры Агариса запоминаются пирамидообразными зданиями, недвусмысленно попяченными с гискарских пирамид Залива Работорговцев.
    • Шестеренки и прочая машинерия в цифровом прологе тоже кагбэ намекают.
    • Кардинала Сильвестра на церемонии в День святого Фабиана переодели в красное — судя по всему, исключительно ради ассоциации с тем, кто в первую очередь ассоциируется с саном кардинала.
  • Визуальный разрыв канвы — между пилотом и началом производства полноценного сериала прошло столько времени (и, видимо, нервов), что почти всем основным персонажам провели рекаст — а то актёры успели нехило так измениться за лето. На своих ролях остались только Рокэ и Мэллит.
  • Вербальный тик — инверсия. Характерные для гоганов обороты, конечно, перекочевали в экранизацию… не считая тех моментов, когда достославные с чего-то переходят на нормальную человеческую речь и обратно. А Люди Чести и их союзники, в свою очередь, перестали называть Талиг Талигойей.
  • Героизм в адаптации — сериальный Альдо лично ухаживал за раненым Робером и даже горшок из-под него выносил. Книжный ограничился моральной поддержкой.
    • Сам Робер, выписавшись из госпиталя, возвращается туда, чтобы ухаживать за больными. Книжный Робер маялся от скуки.
  • Голливудская нищета — прямо названный «склепом» Надор что при Эгмонте Окделле, что после его смерти внутри выглядит одинаково светлым и уютным местом, где стены украшены резным деревом, на окнах яркие витражи, на полу — узорчатые паркеты, а обитатели носят кружева. Эм-м, господа создатели, а вы уверены, что именно владельцев ВОТ ЭТОГО замка зловредное государство истязает непомерными налогами? Или что одна из этих владельцев — фанатичка, считающая, что всё должно быть как при Алане святом и потому растящая детей в строгой аскезе? Да местный Лаик больше тянет на каноничный родовой замок Окделлов, чем, собственно, сам родовой замок Окделлов! Обоснуй: вероятно, Надор здесь и не планировали показывать прямо уж страшным-ужасным местом с верной пуританским принципам хозяйкой. Ну, или хотели через обстановку продемонстрировать восприятие Ричардом окружающего мира: «милый безопасный дом vs враждебный внешний мир». А определение «склеп» (тем более, прозвучавшее из уст активно рвущейся на волю Айрис) в таком случае получается чисто метафорическим — почему бы и нет?
  • Исправить в адаптации — исключена сцена с крысой, погрызшей Ричарду руку. Похоже, авторы поняли, что момент характеристики, каким его планировала Камша, получается никудышный. Поэтому теперь Дик повреждает руку, со злости высадив несколько стёкол в витраже с изображением Франциска Великого.
    • Дыра в сюжете — высадил, значит, Ричард этот витраж — и ничего ему за это не было. Вот так вот — за более безобидные проделки Сузы-Музы юного Окделла наказывают, а за проступок похлеще не наказывают. И вообще, чтобы Арамона, только и искавший повода выпереть Окделла из Лаик, взял и не воспользовался такой прекрасной возможностью? Да ладно!
  • Какие ещё копья? — блистательная аверсия. Повстанцы в Ренквахе под командованием Робера обороняются от лоялистской твоей кавалерии грамотным пикинёрским каре — фирменной фишкой испанской терции.
    • Был показан скорее грамотный строй взвода пикинеров, ведь для каре необходимо чуть больше человек, чем двадцать (чтобы увидеть близкое к реальности каре, смотрите знаменитый отрывок из «Алатристы»). Очень показательно, что такая скромная оборона не выстояла больше минуты экранного времени. Возможно, создатели сериала могли бы нарисовать хотя бы немного дополнительной массовки с помощью компьютерной графики, но хорошая часть бюджета, судя по всему, ушла на зарплату одиозному историческому консультанту.
  • Концепция изменилась — создатели изначально позиционировали «Этерну» именно как сериал, но после выхода пилота резко переобулись в прыжке и заявили, что продолжения будут выходить в том же приблизительно-полнометражном формате. А потом снова поползли слухи, что концепция сменилась снова и таки будет полноценный сезон.
  • Любитель каламбуров — «Фехтование — это унары, господа ноги!»
    • А что, пусть будет! — судя по рассказу Евгения Шварца (Валентин Придд), этот и другие каламбуры родились уже на съёмочной площадке, во время подготовки фехтовальных сцен, а режиссёр оценил и решил добавить.
  • Мешок информации — поразительным образом сериал начинается именно с этого. Рассказ об истории мира едва ли не длиннее, чем монолог Гэндальфа об истории Кольца, но нагружен ещё и удивительным количеством персоналий и событий. И это все при предельном упрощении лора!
  • Мы тебя где-то уже видели — а Валентин-то у нас сынок не абы кого, а аж целого благородного Атоса!
    • А Чурсин, исполнитель роли Рокэ Алвы, снялся в той же роли графа де Ла Фер, но в жигуновском сериале. Так что по количеству Атосов на единицу экранного времени это рекордсмен отечественного кинематографа.
  • Окрутеть в адаптации — а Мэллит у нас теперь не наивная тихая привыкшая подчиняться девочка, не считавшаяся дурнушкой-заморышем младшая дочь, в библиотеку лазавшая исключительно тайком (потому как понимала своё место в гоганской общине, где роль женщины сводится сугубо к кухне и детям), а целый уважаемый эмансипэ-специалист по запретным знаниям. Для части зрителей это стало вопиющим неканоном. Даже Ричарду отсыпали чутка силы и независимости, так что он осмеливается перечить матушке и сомневаться в друзьях отца ещё до знакомства с Алвой и крушения шаблонов.
  • Перекрасить в адаптации — что это за томная брюнетка с тонной готиццкого макияжа на глазах восседает рядом с королём? А это, дорогие друзья, Катари, мечта пылких и наивных играй-гормон юношей, одним своим видом вызывающая у них жалость и желание защитить… И конечно, породившая своим сериальным обликом кучу споров среди фанатов. Что интересно, без грима Хлынина куда больше смахивает на каноничный «бледный гиацинт».
    • Создатели пообещали в дальнейших сериях её такой и показать: дескать, это Катари специально к торжеству накрасилась.
  • Пощадить в адаптации, согласно заявлениям съёмочной группы, намереваются Эстебана Колиньяра — главное фандомное Драко в кожаных штанах, к тому же исполненное Сергеем Горошко.
    • Причём съёмочная группа и сама горазда натягивать на юного Колиньяра пресловутые кожаные штанишки. Так, в группе ВК по сериалу создателями высказывалось следующее: «В „Этерне“ персонаж Сергея не является абсолютно отрицательным. Эстебан Колиньяр следует заветам и убеждениям своей семьи». Где-то на фоне корчится в истерике с воплями «А что, так можно было?!» один Ричард Окделл.
      • Ставим ставки, господа унары, чей книжный образ позаимствует юный мерзавец, и как к нему будет относиться герцог Алва.
  • Похорошеть в адаптации — Матильда по книге — рубенсовская красавица 55 лет. В фильме она выглядит существенно моложе и худее.
    • Во внешности «Свиномоны» не осталось ничего свинского, да и вообще Арнольда слегка облагородили.
  • Проблема Тома Бомбадила — под нож попал и Паоло Куньо. Альберто Салина такой чести не удостоился, но из друга Дика и персонажа с каким-никаким характером, превратился в простого статиста (в галерее с призраками он вместе с остальными обвиняемыми в сузамузестве не присутствует), да еще и отбеленного.
    • Впрочем, создатели сериала не озаботились поименовать унарскую массовку, и в титрах юные оруженосцы благородных семейств значатся под титулами «Унар № 1—7».
    • Под нож пока что пошли ещё две сестры Ричарда — Дейдри и Эдит. Впрочем, в книгах они особой роли не играли, так что что есть они, что нет… Насчёт Эмиля Савиньяка ситуация пока непонятная — но никаких промо по нему точно не было.
  • Раздуть в адаптации — таковому подвергнется роль отца Германа и, по обмолвкам, Руперта фок Фельсенбурга. Последний, возможно, ещё и вберёт в себя не только свои черты — в те несколько секунд, что его показали, он выглядит так, как будто уже успел познакомиться с Вальдесом и как следует зафанатеть от него.
    • И Валентин Придд в первой серии. В книгах он изначально держался в стороне ото всех компаний, в сериале же с самого начала держится рядом с Ричардом и вполне приветливо с ним общается.
  • Стопроцентное внешнее попадание — Юрий Чурсин ну очень похож на Алву, каким его изображает канонический иллюстратор Роман Папсуев. Что интересно — Чурсин, положа руку на сердце, не выглядит таким сногсшибательным красавцем, каким был книжный Рокэ (что, в общем-то, даже к лучшему — глядишь, так «товарищу маршалу» и градус сьюшности понизят), однако в его внешности есть что-то птичье — самое то к его персонажу.
    • Альдо тоже получился каноничным: кучерявый блондин со сладкой внешностью принца из детской сказки.
      • Ну, не совсем каноничным: книжный Альдо изрядный крепыш.
    • Сама Камша считает таковым Дениса Нурулина.
  • Фансервис — это декольте Мэллит крупным планом…
  • Читать, как пономарь — большинство актеров, увы, даже не старается играть, а зачастую ещё и тарахтят, как пулемёты. Особенно это огорчительно в образе Енниоля, которому подобает неспешность и солидность — увы, их он включает только при встрече с Альдо.
    • Это неудивительно, ведь книгу перед участием в сериале прочитал один лишь Чурсин. И на том спасибо.
      • Вот теперь интересно, как эти актеры играют по сценариям, НЕ основанным на книгах?
    • По мнению автора правки, виноват в этом скорее режиссер, понятия не имеющий, какими хочет видеть персонажей, и сценаристы, будто забывшие переписать «рыбу» в нормальные диалоги.

Примечания[править]

  1. Если честно, самого Деда в Кепке по перечисленным пунктам тоже есть за что попинать. Но у него это хотя бы не так ярко выражено и не создаёт такого дурного впечатления, потому что писать он умеет. Ну, и еще одна мелочь: Дед принципиальный идейный враг принципа Кицума, а Камша его любит.
  2. А вот и фигушки. Тессорий — нет в испанском такого слова (как минимум, потому что там не может быть слов с таким окончанием). Есть «tesoro» — «казна», от которого, видимо, «тессорий» и является производным. Экстерриор — не транслитерация (во-первых, исп. «exterior» — «внешний» пишется с одной «r», во-вторых, была бы транслитерация — было бы то же значение).