Убитый штамп

Материал из Posmotrelisu
Перейти к навигации Перейти к поиску
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статьи Discredited Trope, Dead Horse Trope. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Склифосовский.pngКороче, Склихосовский!
Заезженный штамп перестал работать от чрезмерного употребления.

Убитый штамп — это штамп, который уже не работает как надо. Штамп может просто устареть, а может загнуться от слишком частого использования.

Первая причина — изменился мир и культура, и реалии, на которых он базировался, отошли в прошлое. Иногда этот штамп можно оправдать какой-то особенной приверженностью героев традициям или умственной отсталостью. Но оправдания он потребует, это гарантированно, и оправдать его не всегда удаётся. Например, если вы в наши дни напишете в фантастическом рассказе, как два героя общаются по видеотелефону, это будет именно тропом. Видеотелефон был хорош в середине XX в., в XXI в. упоминание его в рассказе будет требовать отдельного обоснования, почему у героев из будущего какие-то видеотелефоны, а не обычные смартфоны с ворохом приложений для видеосвязи[1]. Или придется весь сеттинг стилизовать под ретро-будущее, как минимум под фантастику 1980-х, если не раньше.

Вторая причина — слишком частое использование штампа. Чем больше читательско-зрительский опыт, тем быстрее штампы становятся убитыми — для каждого конкретного читателя/зрителя. Ну не трогает прибытие кавалерии в самую последнюю наносекунду, если видел это пару тысяч раз. И жертвенный лев, по совместительству ментор главного героя, падший от руки злодея — тоже. А молодая и юная аудитория будет размазывать сопли, потому что для них троп встречается впервые… Чем слезогонней троп, тем с большей вероятностью он станет убитым. Впрочем, чем интереснее эти тропы показаны, тем дольше их срок жизни для конкретного фильма (например, сцена появления роханцев под Минас Тиритом в «Возвращении короля», хоть и является обыкновенным прибытием кавалерии, но поставлена так, что будоражит и с двадцатого, и с тридцатого, и с сотого просмотра, плюсом для этого момента музыка очень удачно подобрана).

См. также: Шо, опять они?!. Снова из-за вируса начинается зомби-апокалипсис, семья переезжает в квартиру со страшными призраками, на кладбище мраккультисты вызывают дьявола, в старинном замке живут аристократичные вампиры, Темный Властелин ведет в атаку армии орков и нежити… Да сколько уже можно?

Если штамп является неотъемлемой частью жанра, то не троп. Например, сложно представить боевик без эффекта штурмовика (если злодеи будут хорошо стрелять, то герой, скорей всего, не выживет), или орд лихих или безликих головорезов, которые существуют только для того, чтобы их поколотили герои.

Если же троп фактически никогда не игрался прямо, а известен аудитории исключительно за счёт пародий и деконструкций, это Вымышленный штамп.

Инверсия — Неубиваемый троп, когда «штамп» неизменно цепляет снова и снова, сколько бы (тысяч) раз он не был повторен ранее.

Примеры[править]

  • Плоская Земля на трёх слонах, а точнее якобы верящие в неё средневековые дебилы. Спасибо Терри Пратчетту, теперь этот образ ассоциируется именно с его миром, а не с неуклюжей сатирой эпохи Просвещения.
  • Нацистский оккультизм — даже среди самих нацистов временами встречались идеи о том, что он плохо совместим с нацистской сверхнаукой, впрочем авторы комиксов и игроделы одно с другим склеивают, правда по итогу в лучшем случае выходит очередная стилизация под стереотипную лабораторию Виктора Франкенштейна.
  • Гипноз как суперсильное колдунство, особенно вращающиеся гипнотические спирали в глазах и тому подобное. Вопреки распространённому мнению, превратить человека в послушного зомби таким образом не получится: во-первых, загипнотизировать можно только того, кто сам внутренне готов к этому, а во-вторых, даже уже загипнотизированного нельзя принудить сделать то, что противоречит его моральным убеждениям (скажем, убить кого-то, если в обычном состоянии человек не способен на это).
    • Если точнее, осталось, но теперь подаётся как чистая магия/чудеса науки, а «гипнозом» это называют зрители по-привычке.
    • Зомби в изначальном значении — человека с промытыми мозгами — тоже почти не употребляется. Хотя первый фильм на тему, «Белый зомби», был именно про это: колдун вуду превращал в своих зомби-рабов вполне себе живых людей. Теперь зомби — это гнилой ходячий мертвец, которого никто специально не заколдовывал и который никому не подчиняется (то есть с точки зрения вуду — не зомби).
    • Сейчас, напротив, специфика «промытых мозгов» достаточно быстро потерялась и сильно забылась, не успев стать очень уж известной, а убито-«приевшимся» штампом стали уже наиболее популярные «вяло-гнилые» зомби как не́жить.
  • Элвис Пресли жив ― троп постепенно умирает по мере того, как стареет сам гипотетически выживший Элвис. Даже если вообразить, что Пресли жив до сих пор, то сейчас это почти девяностолетний старик ― а ещё через десять-пятнадцать лет вопрос вообще утратит актуальность вследствие законов биологии.
    • А Пол Маккартни мёртв, и его уже полвека заменяет двойник, который, получается, уже написал в разы больше хитов, чем «настоящий» Пол. Впрочем, и изначально вряд ли многие всерьёз верили в эту конспирологию.
  • Вампиры как чудовища из ужасов. Бояться этих готов уже просто невозможно: им или завидуешь, если они более-менее круты (да ещё и могут вечной жизнью наделить! Укуси меня, Эдвард!), или жалеешь, если это инвалиды с аллергией на солнце, чеснок и серебро, не способные входить без приглашения. Теперь про вампиров пишут и снимают или городское фэнтези, где кровососы декадентствуют, или пародии-деконструкции, где высмеиваются все замшелые штампы о вампирах, вроде сна в гробах.
    • Оборотни. Что уж о них говорить! Вампиры хоть в виде красавчиков остались, а классического вервольфа сейчас можно встретить только в «сборной солянке» из других штампов старых ужастиков, рядом с мумиями и т. п., и он не монстр, а бедняжка, похожий на наркомана с ломкой. Да и вообще вампиры-оборотни-демоны иже с ними превратились в такие же «расы» как эльфы-гномы-орки.
      • Спорно: Достаточно заглянуть в наши шкалы вампиров и оборотней, чтобы убедиться, что ужастики и триллеры с их участием вполне себе выходят и по сей день, пусть и не так часто как раньше. А демоны с экзорцизмами сейчас и вовсе в каждом втором астрале-шмострале.
  • Пародии на «Гарри Поттера» и «Властелина Колец» — в начале нулевых это ещё прокатывало за оригинальность. Начало нулевых было двадцать лет назад. Более того, даже пародии в таком же духе на «Игру Престолов» и «Ведьмака» будут смотреться уныло.
    • Пародии на трюки из «Матрицы» — это не просто убитый штамп, это штамп, за который убивать хочется.
    • Очень спорно. Пародируется, и по сей день, всё, что популярно и широко известно в культуре. Да, чаще достаётся самым современным, но и широко известные произведения прошлого можно смешно пародировать (Мел Брукс, напомним, снял «Молодого Франкенштейна» спустя добрых полвека после «Франкенштейна» классического). При этом «Игра престолов» на 2021-й ещё далеко не стара, так что пародии на неё цветут и пахнут.
  • Юмор на тему нетрадиционной сексуальной ориентации — на Западе это теперь считается дурным тоном из-за неполиткорректности, а у отечественной аудитории вызовет только зевоту (спасибо тебе, Comedy Club).
    • А вот японцы отстали от жизни и до сих пор не завязали с юмором на эту тему…
  • То же касается и шуток про глупых представителей национальных меньшинств. На Западе, опять же, не пропустят политкорректоры, а россиянам будет просто скучно: «Что, снова Равшан и Джамшут?».
  • Злодей или козёл, говорящий о себе в третьем лице по причине самовлюблённости: для пародии на голливудские штампы сойдёт, а вот в произведениях, претендующих на глубину, выглядит дёшево. К тому же, по психологическим исследованиям, нарциссы как раз скорее склонны «якать», а привычка говорить о себе в третьем лице связана, напротив, с желанием отстраниться от своего «Я». Поэтому лучше сделайте персонажа с такой особенностью речи, наоборот, очень ироничным человеком, не относящимся к себе серьёзно. Или чудаком «не от мира сего». Или последователем какого-нибудь восточного религиозного учения, продвигающего идею «слияния с Абсолютом и отрешения от Эго» (IRL такое практикуется в буддизме и индуизме).
  • Романтизация изнасилования (именно изнасилования, а не экстремальных сексуальных игр по взаимному согласию) — в США за такое вообще можно лишиться писательской или режиссёрской карьеры. В России, скорее всего, не лишишься, но прослывёшь автором с дурным вкусом.
    • Вообще-то, сейчас это самый тренд. Среди нынешней дамской литературы мало что может сравниться с «властными героями» по рейтингам и сборам. Про хентай и всяческие фанфики уж пожалуй умолчим.
      • Одно другому не мешает.
  • Все женщины — распутницы — считавшийся мейнстримом в Античности и Средневековье, ныне этот троп никто из серьёзных авторов в своих произведениях старается не использовать (потому что феминистки с секаторами не дремлют). Сейчас общепринятой стала инверсия: мужики всегда готовы и согласны на секс, а женщины лишь «дают» им такую возможность. Зато в хентае и прочей продукции с приставкой «эро» это цветёт и пахнет пышным цветом.
    • Штамп добила изменившаяся мораль, причём в несколько приёмов, чтобы наверняка: сперва его конкретно придушила осуждавшая любое распутство «викторианская чопорность», потом его отшвырнула в сторону мягко говоря отвлёкшая людей от разврата нескучная первая половина двадцатого века, затем по нему основательно потопталась таки выросшая на фоне доступных средств контрацепции культура «свободной любви» и наконец окончательно закопал штамп современный стереотип сильной независимой регулярно меняющей партнёров женщины. Сегодня уже никого не удивит случайно услышать разговор компании девушек, в котором более современные и продвинутые подруги осуждают свою более старомодную и зашоренную замужнюю подругу за отсутствие любовника — или даже за наличие всего одного постоянного любовника на протяжении нескольких лет, а то и нескольких браков. Зато в ответ на фразу: «Не, я с вами не пойду — у меня жена» — уже никто давно не начинает острить на тему подкаблучников. Просто женские беспорядочные половые связи перестали считаться распутством — а мужские нет.
  • Говорите сейчас или молчите вечно — в современном искусстве таких ситуаций почти нет: слишком уж расхожий, навязший в зубах стереотип. Сейчас герой, который мог бы возразить против брака, обычно молча сидит в заднем ряду, страдает и терзается. Кроме того, процедура развода нынче сильно упрощена по сравнению с былыми временами, так что ничего непоправимого в заключении брака, по большому счету, нет.
  • Женщины боятся мышей. Объективно это не более чем стереотип, поскольку нет никаких причин, по которым женщины должны страдать этой фобией намного чаще мужчин: фобии гендера не имеют.
    • В реальности поведение достаточно часто будет соответствовать этому стереотипу. Не из-за реальной фобии, а из-за того, что оно нередко считается практически нормативным поведением для женщин. Проще говоря, если девочке в детстве долго объяснять, что ей положено бояться мышей — она таки будет потом их бояться (точнее, бурно реагировать). А парни/мужчины, которым внушали с детства, что надо быть храбрым и стойким защитником, внутренне содрогнутся, поскольку тоже испугаются, но скорее постараются не выразить страх.
      • В реальной реальности так воспитывали разве что тургеневских барышень XIX века. Простые девочки (и мальчики) реагируют на мышь примерно так же как на кролика или иную зверушку: с любопытством.
  • Убийца — дворецкий. Колеблется между убитым и вымышленным штампом, но ближе всё-таки к убитому, потому что примеров в литературе и кинематографе, когда троп играется прямо, не один и не два.
  • Физиогномика в описаниях — характерные для литературы XIX — первой половины XX веков клише про «волевой рот» и «решительный нос», которыми должен был обладать всякий герой приключенческих книг, высокие/низкие лбы (отмечающие умных/дураков) и тому подобная френология. Современный человек, как правило, навидался столько высоколобых идиотов или свирепых бойцов со слабыми подбородками, что определять характеры по форме черепа не стремится.
  • Все значимые персонажи красивы — в кино этот штамп вполне живой по организационно-техническим причинам, но в литературе уже издох. Современному человеку при чтении, например, «Всадника без головы» уже тяжело продираться через бесконечные и многоэтажные описания того, как нечеловечески прекрасна Луиза Пойндекстер, как хорош собой и наряден Морис Джеральд, как экзотически красива Исидора, как впечатляющ Мигель Диас… Неслучайно в советской экранизации 1973 тот же Диас сделался пожилым и толстым — времена изменились.
    • Уже в новом десятилетии против данного штампа (в первую очередь по отношению к женщинам) начали протестовать «прогрессивные», и AAA-корпорации решили прислушаться к ним. А их оппоненты, внезапно, начали топить за штамп и критиковать западные игры за отказ от него. Ну и конечно, в аниме и азиатских играх штамп сохраняется.
  • Судьбоносный грузовик и другие ситуации, когда для того, чтобы попасть в другой мир, попаданцу необходимо предварительно погибнуть в своём от какой-нибудь нелепой случайности.
  • Азиаты в роли носителей тайных знаний — некогда популярный детективный штамп протух аж в начале XX века, что и заметил Нокс в своих заповедях. Для других же жанров такой троп вполне себе употребляется. В частности 1980-х и 1990-х встречались в произведениях различной «трэшовости» и «годности» мастера единоборств, владеющие чем-то тайным.
  • Целый ряд некогда характерных штампов вестернов — куртки с бахромой, белые/черные шляпы (а в тяжелых случаях вообще весь гардероб), бритые герои и усатые злодеи, обязательная для протагониста гитара/банджо/дудочка…
    • Штамп про шляпы это терминальный случай — он был убит еще в довоенных Штатах и без черно-белого кино в прямом виде уже не нужен.
  • Сильный женский персонаж, который по идее должен вдохновлять феминисток, а на деле ничего, кроме зевоты, не вызывает, потому что кроме первичных половых признаков и зашкаливающей (вызывающей зевоту) крутости о нём и сказать-то нечего.
    • К сожалению, этот дохлый штамп стал штампом-зомби. Для привлечения внимания создают сильных женских персонажей, а чтобы как-то отличить их женственность… делают героинь плаксивыми дурами, которые не могут никак реализовать свою крутизну, пока рядом не будет подходящего членоносца, способного усмирить их зуд в одном месте.
      • Устарело. Теперь феминистки настолько радикализировались (и проникли во все компании), что сильные женские персонажи на Западе — по характеру те же мужчины, которые всегда грубят, не показывают слабостей и т. д. Только в теле женщины.
  • Туалетный юмор. Впрочем, тут спорно.
  • Спам про медикаментозные средства увеличения мужского полового органа. Развитие интернет-торговли и соцсетей вывели в топ мошенничество с кредитными картами и угон аккаунтов, даже «письма счастья» приходят гораздо реже, чем раньше. Тем не менее, в видеоиграх (например, Cyberpunk 2077) среди спама попадаются и давно исчезнувшие из папки «Спам» в реальности penis enlargement pills.
    • Контекстная реклама на эту животрепещущую тему никуда не делась (пресловутое «Мой муж долбит меня 24 часа в день» и «Нужен всего лишь простой советский…»). Штамп скорее мутировал, нежели исчез (вряд ли такое в принципе может исчезнуть, пока жив хомо сапиенс).
  • Нигерийские письма — туда же. Были распространенным методом мошенничества в девяностые-нулевые, когда людей в интернете было не так уж и много, причем значительная их часть были как минимум крепким средним классом по деньгам. В десятые стали неактуальными: долго, муторно, нужно тщательно продумывать легенду, жертва может в любой момент «соскочить», у нее может не быть денег (компьютер или смартфон с доступом в интернет давно уже перестали быть признаками не то что достатка, а даже простого финансового благополучия — они есть даже у нищих студентов и старых бабушек, живущих на одну пенсию). Сегодня лицо онлайн-мошенничества — это мошеннические колл-центры. «Это служба безопасности Сбербанка, ваша карта заблокирована из-за подозрительных транзакций, предоставьте нам ее данные, чтобы мы могли разобраться…»
  • Когда Компьютерные вирусы просто уничтожают данные, сопровождая это спецэффектами вроде бегающих по экрану человечков. Сегодня более популярно либо скрытое malware, которое будет майнить кому-нибудь биткоины или превратит ваш компьютер в часть ботнета (а вы и знать не будете), либо что-нибудь, выводящее назойливую рекламу, либо винлоки вроде нашумевшего WannaCry — словом, что-то, на чем злоумышленник может зарабатывать, и именно с целью заработка их обычно и создают. Хаотично-злые программисты-одиночки, которые писали вирусы исключительно для того, чтобы испортить данные как можно большему количеству людей, остались в девяностых-нулевых.[2] Но даже тогда вирусное заражение не сопровождалось никакими бегающими человечками.[3]
  • Файлы смерти, игровая крипота, ужасные веб-сайты и прочие кошмары, связанные с компьютерами и Интернетом. Считались самым презренным и мертворожденным жанром крипипаст уже в начале десятых. На короткое время получили второе дыхание в связи с популярностью Doki Doki Literature Club! и ее эпигонов. Дыхание оказалось недолгим и быстро сдулось обратно. В прочем, могло встретиться в относительно годном исполнении, когда молодой хакер решил проникнуть в аккаунт некого САЙТА (взломать аккаунт, или показано скупо в духе «вот как я умею»), а на том сервере бандиты/террористы/шпионы обменивались информацией. После чего хакер и его близкие попадают под удар.
  • Скримеры и прочие резко выпрыгивающие «пугалки» (jump scare). Базируются лишь на эффекте внезапности и поначалу действительно способны напугать до одури, однако если зритель встречает их с завидной регулярностью, со временем вместо страха появляются скука и раздражение (особенно, если очередной ужастик, кроме кучи «Бу!» из-за угла, больше ничем похвастаться не может).
  • Германия захватит мир — штамп был убит безжалостной реальностью. Дважды! С тех пор сохранился в отдельных франшизах, причём зачастую в формате альтернативной истории, а то ещё и в пародийном ключе. Временами некоторые авторы пытаются сдуть с него пыль и сыграть, прикрутив и без того гаснущий фитилёк, в формате «Германия захватит Европу», но всё чаще плюют и ради большего творческого простора переносят дело в полностью вымышленный мир, оставив только срисованную фэнтезийную культуру Третьего Рейха, а сами события альтернативной Второй Мировой Войны берут с потолка — в фэнтезийных сеттингах можно: на то они и фэнтезийные.
  • Япония захватит мир — 1970—1980-ые, когда японцы удивляли мир экономическим чудом, электроникой и роботами, экономичными машинами и анимацией, а также некоторое время контролировали почти весь рынок интерактивных развлечений, давно прошли, экономическая экспансия японцев так и не скинула с Олимпа Славы никого из крупных игроков Старого Света, а седьмой флот ВМС США как стоял в Йокосуке с конца Второй Мировой, так и стоит там по сей день. В 1990-е Япония — страна взаимоисключающих параграфов, где всё ещё передовая промышленность почему-то только вызывает душащую экспорт дефляцию, а всё ещё высокий уровень жизни почему-то не позволяет всей половозрелой молодёжи разом вступить в браки и начать растить новое счастливое поколение. В 2000-е Япония — жертва погони за перевыполнением нормативов: «профессиональное выгорание» становится нормой, техника безопасности забывается — кто решается, тот бросает компанию и переходит на временные подработки, тогда как остальных постепенно косит кароси, если они сами не залезают в петлю раньше. В 2010-е Япония — лишь тень своего недавнего величия со стремительно расслаивающимся и десоциализирующимся населением, страдающая как от накопившихся нерешённых проблем, так и от последствий неудачных попыток их решения. В 2020-е Япония — политический карлик со все более пожилым населением, хиккующей/обамериканившейся молодежью, до сих пор расхлебывающий последствия «потерянного десятилетия», и даже ее знаменитая корпоративная культура с традицией пожизненного найма медленно, но необратимо отмирает вместе с самими пожизненно нанятыми. Промышленность страны никуда не делась и даже продолжает приносить прибыль, но больше по инерции, а в рост может пойти только от «экономических вливаний», но за госзаказами всё ещё неотрывно следят «уважаемые партнёры», а «независимые инвестиции» что-то всё не приходят. Если троп и станет актуальным, то только после кардинальных изменений и в совершенно ином виде. Ведь помимо той самой знаменитой культуры «служения корпорации» и самурайского кодекса Бусидо у Японии есть ещё огромный пласт не попадающей в эти два пункта культуры, который всё это время изменялся под действием тех самых задушивших японское «экономическое чудо» факторов. Только на заре становления киберпанка большинство западных фантастов об этом пласте ни сном, ни духом — а штамп сложился именно там, потому «футуристичная захватившая мир Япония» из фантастических романов гораздо больше походит на аляповатую смесь Манхэттэна с Чайна-Тауном, нежели на собственно саму Японию.
  • Бунт машин чуть не стал убитым. Первое появление — бунт роботов в пьесе К.Чапека, но машинами они не были. Далее начались подражательства. И в 90 % случаев произведение про роботов было про то как люди их создали, а они взбунтовались и «убили всех человеков». Или не всех и «клеюшники» победили. И продолжалось до законов робототехники Азимова (начало 1940-х). Они задали много тенденций в произведениях о роботах.
  • Милые бранятся. Как показать, что эта молодая парочка — уже солидные женатые люди, а не просто влюблённые? Да нужно показать, как они постоянно переругиваются, ведь чем ещё заниматься семейной паре. На избитость штампа жаловались ещё преподаватели сценарных факультетов 40-х годов прошлого века! Сегодня штамп обыгрывается разве что в дешёвых ситкомах.
  • Бежать с хлебом во рту — проспавший школьник или студент выбегает из дома с каким-нибудь хлебобулочным изделием (бутербродом, сендвичем, печеньем, тостом или куском пирога) в зубах. В настоящее время стал настолько заезженным тропом, что даже пародии на него морально устарели.
    • ИРЛ еда от такого обращения «перекусится» и выпадет на землю на первой сотне метров бега. И вообще студенты, любящие поспать подольше, обычно предпочитают вообще не завтракать, ограничиваясь в лучшем случае чашкой кофе. А поесть можно и в буфете на перерыве первой пары или после нее.
  • Перестрелка тортами. Если в каком-либо современном фильме будет перестрелка тортами, то это, скорее всего, обыгрывание штампа, поскольку ни один идиот не станет отыгрывать этот штамп напрямую.
  • Считать овец перед сном. Абсолютно неэффективно при реальных проблемах с засыпанием, более того, скорее вредит. Все это, вроде бы, выучили, и теперь используют троп только в пародийном ключе.
  • Рогатые викинги. Встречались в играх и фильмах[4] до нулевых, потом все, вроде бы, худо-бедно выучили, что рогатых шлемов никто не носил. Вернее, носили, но не викинги, а жившие тысячелетием-двумя ранее древние германцы и кельты, и не в бою, а во время религиозных обрядов. Сегодня рогатых викингов могут использовать только в совсем непретенциозных или откровенно пародийных и стёбных произведениях. Впрочем, СФК викингов носят их невозбранно, потому что никто не придерётся.
  • Постепенно усилиями реконструкторов и популяризаторов исторической науки отмирают и другие исторические штампы, растиражированные в XIX—XX веках. Например, буквальные навозные века, когда никто не мылся, право первой ночи и невероятно тяжелые рыцарские доспехи, в которых якобы даже встать нельзя.
  • Бог в виде старика на облачке. Сегодня даже самые упоротые фундаменталисты в это уже не верят.
  • Кавказец в кэпке — «аэродромы» вышли из моды в 90-ые с массовым переходом на вязаные шапки и бейсболки (с надписью FBI).
  • Стереотипный образ «нового русского» из девяностых (малиновый пиджак, золотая цепь, шестисотый «Мерседес», распальцовка, зэковские повадки, специфический лексикон). В реальности такие типажи почти отмерли уже к концу десятилетия: самые умные и удачливые пообтесались и начали косить уже под респектабельных западных бизнесменов, остальные сели или погибли на разборках. А атрибуты в роде малинового пиджака устарели где-то в середине десятилетия (если не раньше), но их заменили другие аналоги, не такие яркие, но не менее дорогие. В массовой культуре после нулевых уже даже пародировать этот образ в современных декорациях считается моветоном. Да и отыгрывать истории из 1990-х с участием «новых русских» тоже не всегда получается удачно. Единственный, кому это прощается — Стас Барецкий, и то только по причине соседнего тропа.
  • Глобальное похолодание. В течение всей середины ХХ века считалось реальной угрозой. С восьмидесятых люди поняли, что нам грозит ровно противоположное — глобальное потепление. Сами по себе потепления и похолодания происходили уже тысячи и миллионы раз за всю историю планеты, но сейчас на процессы потепления активно влияет деятельность человека, эффект от которой в прошлом веке преуменьшался.
    • Как и озоновые дыры. Благо, Монреальский протокол сработал, и конкретно эта проблема исчезла с экологической повестки дня.
      • Это была даже не какая-то реальная угроза экологии, а надувательство, проплаченное компанией DuPont с самого начала, чтобы по истечении патента на фреоны никто не смог бы нормально пользоваться этой технологией.
    • Зигзаг: постапокалипсис и научная фантастика всё ещё эксплуатируют троп на полную катушку («Послезавтра», «Сквозь снег» и т. д.). Одна из причин этому — гипотеза о цепочке: потепление > таяние ледников > охлаждение океана и исчезновение Гольфстрима > масштабное похолодание.
  • Привидение в простыне (дикое, но симпатичное) — современному зрителю просто невдомёк, почему такое привидение может кого-либо испугать. И что это не простыня, а саван, и всё это должно изображать вообще-то восставшего из могилы покойника.

Примечания[править]

  1. Например — используют корпоративную систему видеоконференцсвязи.
  2. На самом деле не остались — в смысле сохранились, настоящие реликты ушедшей эпохи, живые ископаемые: автор этой правки лично лицезрел пример такого взлома в 2021-ом — чуть слезу от умиления не проронил: это же люди «ради искусства» стараются. Впрочем это скорее проходит по пункту примера исключения из правила, подтверждающего существование самого правила.
  3. Ну как сказать… Чтобы именно слоники человечки бегали, такого автор правки не припомнит, но вот о заражении Cascade жертва узнавала, когда с экрана начинали сыпаться буквы.
  4. И даже в школьных учебниках писали чушь про «викинги носили рогатые шлемы, чтобы вражеское оружие соскальзывало со шлема при ударе».