Хлипкий всадник

Материал из Posmotrelisu
Перейти к навигации Перейти к поиску
Склифосовский.pngКороче, Склихосовский!
Всадник менее живуч, чем пехотинец

Лошадь — животное, знаменитое в том числе своей выносливостью и живучестью, и убить коня не так просто, как может показаться на первый взгляд (уж точно сложнее, чем сидящего на этом коне человека), и в допороховую эпоху всадник за счёт сочетания скорости и живучести почти гарантированно мог в открытом поле прорваться через обстрел противника и либо пострелять в ответ без особого риска для себя, либо просто ввязаться в рукопашную. Особенно если на коня ещё навесить полцентнера доспехов. Однако в играх повсеместно встречаются ситуации, когда всадник уступает пехотинцу по показателям живучести.

Почему так происходит:

  • Интерполяция свойств подразделения на одного бойца. Пехотное подразделение лучше держит оборону? Тогда пускай каждый отдельный пехотинец лучше держит оборону. И пофиг, что у оседлых народов пехота всегда была намного более многочисленной, чем конница, и действовала более крупными подразделениями. И вдвойне пофиг, что лучшие защитные качества пехоты обеспечиваются благодаря плотному построению и/или гораздо более широким возможностям по использованию особенностей рельефа.
  • Попытка применить знания физики без знаний контекста. Всадник занимает больше места — следовательно, по всаднику с конём проще попасть. А уже из этого следует, что всадник будет более уязвимым. Вот только живучесть у человека и у коня разная.
  • Попытка изобразить баланс. Конница уже наносит огромный урон и бегает на огромные расстояния. Зачем ей ещё и живучести добавлять?

Пятиминутка реальности[править]

Средневековый боевой жеребец — кусачий, лягающийся и по команде хозяина становящийся очень злым зверь весом до тонны (!), что сопоставимо с крупным медведем. Человек, сидящий на этом коне, всё равно будет страшнее, но подходить к такой лошади иначе как сбоку опасно для жизни. Сердце у лошади расположено спереди, но прикрыто довольно внушительной массой мышц и костей, превосходящей по защитным качествам человеческие в несколько раз. Плюс, начиная со Средневековья, на коней стали надевать попоны и доспехи, особенное внимание уделяя именно передней части. Так что фактически у коня остаются всего два уязвимых места — это бока и брюхо.

С лошадьми, которых использовали конные лучники, дела обстоят не лучше — они легче, быстрее и намного выносливее боевых жеребцов, из-за чего по такой мишени труднее попасть, и, до появления парового двигателя, почти невозможно догнать. Однако их не обвешивали бронёй, не тренировали кусаться и лягаться по команде ездока, а потому, если кому-то всё-таки удастся втянуть такого всадника в рукопашную, с ним будет проще справиться.

Всадник при этом обычно тоже защищён — во-первых, примерно половину-две трети его фронтального профиля уже закрывает лошадь. Во-вторых, если это рыцарь или какой-то другой тяжёлый всадник, он почти наверняка ещё и будет закован в передовые доспехи своей эпохи, и лучшая часть этих доспехов как раз будет приходиться на открытую для ударов половину тела. Правда, сбоку все эти преимущества теряются, а если под всадником убьют лошадь, особенно на скаку, его ждёт весьма неприятное падение с возможными переломами, после которого встать на ноги будет трудно.

И как же всадников тогда вообще побеждали? Первый вариант — это специализированное противокавалерийское вооружение — длинные копья (тем более, они ещё и в плотном строю хороши), врытые в землю колья, на которые ни один конь (вопреки мнению некоторых) просто не сунется — проигнорирует приказ хозяина и остановится, а то и вовсе повернёт прочь. Неплохо работали против всадников залпы из тяжёлых арбалетов (тем более, и то, и другое отлично работает против латников) мушкетов и хороших луков (при использовании бронебойных стрел наподобие шиловидных бодкинов английских лучников), однако одиночная прицельная стрельба будет малоэффективна. Ничуть не хуже против всадников действовала и артиллерия, когда мастера наконец-то научились изготавливать орудия с приемлемой точностью стрельбы против чего-то меньше крепостной стены (хотя средневековые баллисты тоже не раз и не два использовались против рыцарской конницы, и весьма успешно). Можно заманить всадников туда, где они не смогут развить большую скорость и действовать в строю, а потому станут уязвимы, например, в лес. Наконец, достаточно плотное и глубокое построение пехоты, в котором всадники обязательно завязнут и обязательно подставят бока под удар, если не справится со кавалерией, то сделает её применение малоэффективным.

Примеры[править]

Тут помню тут не помню.jpgДа миллион раз же было!
Автор этой статьи уверен, что неоднократно видел примеры этого тропа, но не может вспомнить достаточное их количество. Может быть, вам придёт на ум ещё хотя бы парочка?

Где встречается[править]

  • Stronghold — первая часть с дополнением Crusaders. Здешний рыцарь геймплейно — особенный тренированный мечник, ещё и верхом на коне, однако он даже менее живуч, чем пеший мечник, и в сражении с ним 1 на 1 всегда проигрывает, плюс получает больше урона от пикинёров и копейщиков, плюс ещё и требует кучу дорогих построек для найма. В общем, неудивительно, что игроки их почти не тренируют.
    • Рыцари в игре незаменимы для ОЧЕНЬ быстрого уничтожения СОТЕН вражеских пехотинцев и копейщиков, всех инженеров и осадных орудий. Следовательно, если из замка вырвался отряд рыцарей и истребил вышеперечисленных, то осада провалена: остальные не умеют закапывать рвы, а стены разбивают с черепашьей скоростью. Такая тактика часто помогает выдержать осаду замков на высоком уровне сложности.
      • Для закапывания рвов ещё есть пикинёры, с которыми у рыцарей очень большие проблемы. А мечникам ничто не мешает охранять осадные орудия — всё равно им очень далеко и долго идти до стен противника, так хоть какая-то польза будет.
    • Stronghold Legends — здесь рыцарских боевых коней ваншотит почти всё, так что пользы от них никакой, кроме возможности быстро прискакать к месту боя.
  • Ancestors Legacy — славянская кавалерия, по ощущениям, демонстрирует примерно одинаковую живучесть с пехотой той же нации… то есть, под ударами противника долго не живёт. Впрочем, германские рыцари недалеко от них ушли, а потому, если игрок всё-таки собирается набирать в своё войско конницу, им обязательно надо выдавать доспехи, и чем быстрее, тем лучше.
  • Битва за Средиземье — зигзаг. Абсолютно все всадники обладают большим запасом здоровья, чем пешие бойцы… однако это не касается героев, оседлавших коней, а Шарку, герой Изенгарда, постоянно воюющий верхом на варге, является одним из самых дохлых в игре. Плюс кавалерия в обеих частях либо чрезвычайно эффективна против врага, либо абсолютно бесполезна, если это специализированный противокавалерийский отряд вроде пикинёров — потоптать может, но даже при ударе с тыла нанесёт смешной урон. То же самое справедливо и к оседлавшим боевых скакунов героям.
  • Rome и Medieval II: Total War — у всадников ровно та же единичка здоровья, что и у пехотинца, но при этом в конных отрядах меньше бойцов, чем в пехотных (что исторично и логично), стоят они дороже и обладают меньшим показателем защиты, чем ровно те же самые всадники, но спешившиеся.
    • Мод The Elder Scrolls: Total War — у всадников обычно двойное здоровье, но почему-то конных лучников и их аналогов это не касается.
    • В играх той же линейки на движке Warscape важную роль играет параметр натиска и защита от него: всадники сильны в атаке с разбега и против подразделений, не выстроившихся копьями в их сторону. Но сразу после вступления в бой бонус от натиска начинает стремительно падать, и вскоре застрявших в пятне пехоты всадников благополучно затыкивают со всех сторон.
  • World of Warcraft — педаль в пол, маунт мгновенно исчезает при получении любого урона, оставляя игрока с дебаффом от падения.
  • Age of Wonders — интересно, до каких габаритов вырастают орки-военачальники, если они намного крепче тяжёлых всадников тех же орков и на равных с рыцарской конницей?
  • Disciples — ветка инквизиторов у Империи несильно отстаёт от рыцарей по живучести, плюс в игре полно пехоты, которая на своём уровне превосходит всадников на этом поприще — тёмные паладины легионов, лорды тьмы у нежити, любая пехота горных кланов… и это только обычные воины, занимающие одну клетку. Тяжело в Невендааре быть всадником.
    • Следует, впрочем, заметить, что игромеханически пехота и кавалерия в Disciples ничем не отличаются, так что всадники являются таковыми лишь номинально.
  • Warcraft 3 — волчий всадник заметно более хилый, чем простой бугай орков, хотя по лору первые рассекают на огромных волках размером с медведя каждый.
    • Так то ж волк, а не лошадь.
      • И поэтому орк на огромном волке должен быть менее живучим, чем такой же орк, но пеший?

Где не встречается[править]

  • Disciples одновременно дает и пример аверсии тропа. Герой-воин Империи — всадник на пегасе — изначально гораздо сильнее базовой пехоты, а с развитием сможет одним ударом убивать огров и троллей. К тому же он умеет летать, то есть, его армия путешествует без штрафов за трудный ландшафт.
  • Mount and Blade — любая лошадь, даже самая паршивая — это колоссальный буст к выживаемости любого бойца… если только под управлением ИИ он не ворвётся в центр толпы врагов, где его покромсают за секунды.
  • Серия The Elder Scrolls — в каждой части серии, где есть лошади, они очень долгое время будут одними из самых крепких и живучих существ в игре. Педаль в пол давит Тенегрив из «Скайрима», на котором советуют отрабатывать боевые умения — он никогда не станет агрессивным и практически неубиваем со своей бешеной регенерацией. Даже в TES Online сбить персонажа с коня непросто (если только игрок перед этим сам не загнал лошадь постоянным галопом до изнеможения).
  • Warcraft III — рыцари Альянса намного крепче любого обычного пехотинца любой расы, уступая по количеству здоровья только поганищам нежити и тауренам Орды, но превосходя первых по показателю брони, а вторых — по скорости. Правда, паладинов, которые тут сражаются пешими, вышеупомянутое не касается, но это герои, им можно.
    • А вот архимаг, путешествующий верхом на лошади, наоборот - один из самых хрупких героев в игре.
  • Опять Age of Wonders — здешние всадники почти всегда крепче пехотинцев. Единственное исключение приведено в примере выше.
  • Stronghold — конные лучники заметно крепче пеших. Во второй части к списку прибавились легкоовооружённые всадники, которые достаточно живучи, несмотря на название, и рыцари, в том числе конные, становясь самыми здоровыми и самыми сильными юнитами во всей игре, уступая только лордам… которые тоже научились седлать лошадей.
  • Knights of Honor — любых всадников довольно тяжело убить, несмотря на меньшую численность, чем пехотные отряды. Правда, конница не очень-то много урона наносит и не может одним натиском опрокинуть сразу весь отряд противника, но при определённых условиях даже так чрезвычайно опасна. Есть всего две вещи, с которой не может правиться тяжёлая кавалерия — это алебардщики и стены, а потому полководец с одними всадниками часто используется либо для штурма городов без укреплений, либо для подавления мятежей.
  • Heroes of Might and Magic IV — чемпион, самый худой и дохлый из существ 4 уровня в ванильной игре (в дополнении появились ещё колдуньи у Порядка). Компенсирует этот недостаток Первым ударом, серьёзным бонусом к атаке с разбегу, вдвое уменьшенной ценой и удовенной скоростью размножения… но при этом всё равно в два с лишним раза крепче самого лучшего пехотинца своей фракции — крестоносца.